Мир — это война

Alan Mur. HraniteliВойна никогда не закончится. Мир никогда не наступит. Ожидание мира, как состояния жизни, при котором не будет войн вовсе, означает только ожидание конца истории. Двадцатый век породил множество неразрешимых «головоломок», но те из них, что касаются войны и мира, вызваны только неверными посылками: не мир, а война является главным состоянием человечества; мир человеку нужен для того, чтобы накопить силы для новой войны. И чем больше удается накопить этих сил – тем войны ожесточеннее. Двадцатый век, возможности которого в деле накопления ресурсов нельзя сравнить ни с одним другим веком, много раз это доказал. Не двадцатый был тем веком, в котором зародилось стремление к оружию, способному приносить быстрые и легкие победы, но он вызвал к жизни парадокс об оружии, способном покончить с войнами. «Нам говорили, что Вторая мировая будет войной, Которая Покончит со Всеми Войнами. А атомная бомба станет Оружием, Которое Покончит с Войной». [1] Атомная бомба не отменила даже рогатку, что уж там говорить о войнах. «На планете нет ни одной нации, которая в той или иной степени не была бы вовлечена в какой-нибудь вооруженный конфликт – если не с соседними государствами, то с внутренними противниками». [2] Новое оружие создается только для того, чтобы сделать войну еще более полезным делом, чем она есть. Но пришествие настоящего сверхчеловека, способного «изменять реальность, манипулируя ее фундаментальными частицами», [3] как будто возродило беспочвенные надежды: вот «теперь появился Человек, Который Покончит с Войнами». [4] И на самом деле, у настоящего супермена, известного более как Доктор Манхэттен, были преимущества, которых не было ни у одного другого вида оружия — у него было сознание, уникальная личность и чувство этнической принадлежности: «Супермен существует, и он американец». [5] Супермена нельзя было повторить и нельзя было переманить. Но как раз личность супермена оказалась его самой слабой стороной. Оружие не должно размышлять о войне и мире. Дела у него сначала шли хорошо: он разобрался с вьетнамцами, покончил с движением сторонников мира. И кажется, вот-вот должен был установить мир во всем мире. Однако на счастье человечества настоящими врагами супермена были не пацифисты, а русские, которые «никогда не позволят диктовать условия своей стране — чего бы это им не стоило». «Плоды именно их победы» во Второй мировой войне «пожинал весь мир». «Ни одна из стран-союзниц» «не сражалась так яростно и не несла таких колоссальных потерь, как Россия». [6] Супермен, при своей способности сбить шестьдесят процентов русских ракет, решил с ними не связываться. Внешне, конечно, его отступление было подано, как результат давления прессы. Но это другая история. Мир не восторжествовал. Войны не прекратились.

[1] Алан Мур. Дэйв Гиббонс. Хранители: графический роман. Перевод Марии Юнгер под редакцией Сергея Бережного. Санкт-Петербург: Амфора: тид Амфора. 2009. – 415 страниц. – (Серия «Графический роман»). — Страница 138-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страницы 138-я и 139-я.

[4] Здесь же, страница 138-я.

[5] Здесь же, страница 139-я.

[6] Здесь же, страница 140-я и 139-я.

Comments are closed.