Одна только ненависть

Evgenii Voiskunskii. Isai Lukod'ianov. Nezakonnaja planetaЛюди не только считают себя разумными существами, но они думают, что выглядят как разумные существа. А это значит, что каждый, кто видит человека со стороны, должен, по мнению людей, видеть перед собой разумное существо еще до того, как это существо совершило что-нибудь разумное. Свое тело, одежду, поведение, речь, даже еду, но особенно технику, которая сопутствует человеку, и вместе с ней инфракрасное излучение, человек предъявляет самому себе, чтобы поставить себя разумным существом над неразумными. Или не вполне разумными. Даже свою склонность к похищению чужого имущество, и иногда вместе с владельцами, человек оправдывает необходимостью познания, а значит, тоже считает признаком своей, не чужой, конечно, разумной деятельности.  Земляне, обнаружившие на Плутоне не только высокоразвитую цивилизацию, но волею случая оказавшиеся прямо в центре плутонической производственной деятельности, отбирают образцы «породы и шлака», а успокоив себя тем, что не нанесут «чужой цивилизации особого урона», отваживаются похитить даже несколько готовых изделий. [1] То, что открытая ими цивилизация знает «строгий учет», а вместе с ним ответственность и систему наказаний, люди рассматривают только как гипотезу. На какое-то время, все во имя научных исследований, они захватывают одного из представителей местной цивилизации, чтобы исследовать его организм. Похищенное люди возвращают, но только под угрозой смерти, и потом они никогда не перестают сожалеть, что похищенное не удалось сохранить. Однако признаки, которые человек, приложив к себе, считает признаками разумного существа, он таковыми не считает, когда находит их в других. Промышленное производство, высокоразвитая энергетическая система, частью которой стали организмы, потребляющие энергию напрямую без механических и даже физиологических посредников, видимый глазу альтруизм, а цивилизация Плутона не только производит и потребляет энергию, но и распыляет ее в окружающем пространстве, в надежде распылить в нем мысль, не отменили терминов, которыми человек обозначает неразумных: «число голов» «странной популяции», [2] «рабы» и наконец «роботы», пусть «роботы очень добротной выделки». [3] Все эти термины связаны с теми или другими обстоятельствами, в которых они были употреблены, но они были употреблены. Случай Плутона, конечно, оставляет мало места для сомнения в том, что существа, которые построили его цивилизацию, не только разумны, поскольку они еще учителя человечества, которое, видимо, еще во времена кроманьонцев [4] попало под облучение плутонических энергостанций. Однако Плутон облучал человечество, скорее всего, не ради тех признаков разумности, которыми человек так гордится. Плутон эти признаки игнорирует. Однако он не мог не заметить одного свойства, которое, кажется, единственное делает в его глазах человека разумным и позволяет установить с ним контакт — это неприятие неизбежного, или ненависть. [5] Может быть, Плутон и не стремился к тому, чтобы его энергии приобрели такие формы, но он разглядел их под покровом человеческих эмоций. И вздрогнул.

[1] Евгений Войскунский. Исай Лукодьянов. Незаконная планета: научно-фантастический роман. Художник Н. Лавецкий – Москва: Детская литература, 1980. – 272 страницы, — страница 143-я.

[2] Здесь же, страница 144-я.

[3] Здесь же, страница 157-я.

[4] Здесь же, страница 158-я.

[5] Здесь же, страница 153-я.

Leave a Reply