Полная Земля

Evgenii Voiskunskii. Isai Lukod'ianov. Nezakonnaja planetaЧеловек – циклоид, существо, которое живет в постоянно повторяющихся циклах спокойствия и возмущения. Длительность, которая не знает повторения, может быть, доступна его пониманию, но не доступна его чувствам, и человек ее не замечает. Тревога и напряженная работа, которые сменяют некоторое безвременье, всегда для него лучше, чем ничего. Человеку нужны новые события, но чем-то похожие на те, которые уже произошли: видимо, когда сбывается то, чего все ждут, человек понимает, что все идет как надо. Жители Луны взвинчиваются с наступлением полноземлия: «беспричинное возбуждение сменяется беспричинной же грустью, и все время хочется пить». «Есть несколько исследований о влиянии полноземлия на психику обитателей Луны». [1] Но так или иначе полноземлие – это настоящее циклическое событие, настоящая радость. Люди привыкают к Луне, «к обнаженному черному небу, утыканному звездами», но не могут привыкнуть к полноземлию. [2] Значение полноземлия возрастает, когда оно совпадает с еще одним, но годовым событием – с праздником 12 апреля, который на Луне «обычно отмечается праздничным обедом – всегда очень веселым», [3] и возрастает того более, когда на него приходится пик пятнадцатилетнего цикла тау-излучения. А с тем вместе и вершина комогонических споров об источнике тау-излучения, пусть о циклической природе споров пока ничего не известно, совпадает с пиками этих повторяющихся событий, и естественно склоняется к тому, что причиной всего является Плутон, который пусть «страшно медленно», но все-таки «плывет по своей огромной орбите». [4] Предполагается, что Плутон стал обиталищем «деревьев», сложных энергетических объектов, которые «каждые пятнадцать лет разрушаются, а потом начинают расти опять. Через каждые три цикла» «разрушение сопровождается сильным выбросом энергии». [5] Цикл жизни «деревьев» имеет жизненно важное значение для человека, поскольку десантироваться на Плутон можно «только после разрушения, только в самом начале нового цикла». [6] Цикл всплесков тау-излучения, возможно, служит метафорой человеческой жизни, которая разрушившись, тоже не исчезает полностью, но начинается заново, порождает новое напряжение, радость и удовольствие. Однако человек воспринимает не каждый цикл, как то, что ведет к обновлению. Есть циклы слишком медленные, находящиеся за пределами непосредственных человеческих интересов, есть слишком быстрые, которые ввергают человека в состояния монотонного и однообразного существования, известного как «космическая болезнь»: [7] перед завтраком обязательно смотреть на Плутон и только на Плутон, перед ужином садиться за рояль, но играть «только Бетховена». От полетов на Землю отказаться. Из одного лишь научного фантаизма покинуть все необходимые человеку циклы. И так всю жизнь. Взамен человек получает «сенсорную депривацию», а точнее, циклоидную, поскольку человеку необходима цикличность, именно «разнообразие». [8] Человек питается циклами. Не зря, когда он открывает их новую разновидность, он не может скрыть радости, сходной с той, которую он испытывает при виде полнземлия.

[1] Евгений Войскунский. Исай Лукодьянов. Незаконная планета: научно-фантастический роман. Художник Н. Лавецкий – Москва: Детская литература, 1980. – 272 страницы, — страница 101-я.

[2] Здесь же, страница 107-я.

[3] Здесь же, страница 106-я.

[4] Здесь же, страница 102-я.

[5] Здесь же, страница 103-я.

[6] Здесь же, страница 104-я.

[7] Здесь же, страница 93-я.

[8] Здесь же, страница 94-я.

Leave a Reply