Память для супергероев

Dzheff Lemir. Chernyi molotСупергерои, когда наступает пора удалиться на покой, приобретают облик простых крестьян, настолько простых, насколько возможно в их положении, удаляются на какую-нибудь ферму в глухом уголке вселенной и постепенно – лет за десять — привыкают к спокойной жизни вдали от битв и треволнений. Многие из супергероев родились и выросли в городе, но «покой», «воздух» и «простор» заставляют их почувствовать себя в деревне «как дома». [1] Нельзя, однако, не сказать, что это идиллия. На деле почти никто из супергероев не отправляется на ферму добровольно. Ферма – это не то, что они вбирают сами, это то, что они получили в результате поражения. Ферма – это тюрьма, да ещё и секретная, условия которой тем тяжелее, что обязанность по сохранению тайны возложена на самих заключенных. И они эту тайну старательно хранят, хотя, если вспомнить о силах и способностях, которыми они обладают, то покажется, будто ограничить их дальше в чем-либо ещё невозможно, но нет – возможно: молотобойца можно запереть в его молоте, взрослую женщину — в теле девятилетней девочки, космического путешественника — в сарае, а человека, перед сознанием которого не могли устоять никакие мыслительные загадки, можно втиснуть в одну или две логические формулы и укрыть беспамятством и страхом. Но того, что сделано, довольно. Ферма находится под давлением нескольких враждебных пространств — космоса, планеты, мегаполиса, городка. Уже в городке, ближайшем к ферме пространстве, куда супергерои могут еще как-то добраться, они встречают предупреждения и непреодолимые препятствия. Супергероям, положившим жизни на борьбу со злом во всех его видах, начиная от уличной преступности и кончая враждебными инопланетными цивилизациями, приходится выслушивать нотации от местного шерифа, который все больше убеждается в том, что «ничего хорошего» ждать от этой странной «семейки», засевшей на ферме, не приходится, [2] и призывы священника, который надеется дать их вере шанс, [3] и этот шанс должны получить те, кто чувствовал себя в космосе как дома. Все пространства наполнены свойственными только им субстанциями: это «мы», местные, городка, или «вы», читатели, большого города. [4] И все эти субстанции отвергли супергероев. Рассчитывать им теперь особенно не на что. Только на то, что жизнь в забвении сформирует из них некую новую сущность, по крайней мере они видят, что у них, несмотря на то, что ещё недавно их нельзя и представить было вместе, появляется что-то общее, общая жизнь, [5] что они могут вырваться из заточения, как команда когда-то понапрасну забытых героев. Или, другими словами, они будут вызволены силой тех, кто верит «больше чем во что бы то ни было, что они всё ещё живы». [6] Или. точнее, они будут вызволены памятью.

[1] Джефф Лемир. Дин Ормстон. Дейв Стюарт. Чёрный молот: Тайна происхождения. Перевод Алексея Волкова и Кирилла Кутузова. — Санкт-Петербург: Комильфо. 2017. – 186 страниц. — Номера страниц не указаны. Читатель должен размечать их самостоятельно. — Страница 3-я.

[2] Здесь же, страница 23-я.

[3] Здесь же, страница 21-я.

[4] Здесь же, страница 29-я.

[5] Здесь же, страница 27-я.

[6] Здесь же, страница 29-я.

Leave a Reply