Кровь и культура

Evgenii Voiskunskii. Isai Lukod'ianov. Nezakonnaja planetaУ нас проблема на Плутоне. «Севастополь», передовой звездолет Космофлота, пытавшийся осуществить первую высадку человека на девятую планету Солнечной системы подвергся энергетическому удару и потерпел крушение. Известно, что источником  удара послужило некое мощное светящееся поле, напомнившее землянам дерево – «действительно, вроде бы там был ствол и несколько раскоряченных ветвей… дерево, верно… нет,  намек какой-то, дерево призрак…» [1] Плутон со времени своего открытия не вызывал доверия у людей: «давно подозревали астрономы, что Плутон не «настоящая» планета, связанная с другими планетами Системы общностью происхождения. В нем всегда подозревали нечто «незаконное». «Только в наше время доказано, что Плутон – «чужак», пришелец из глубин космоса». [2] И теперь чуждость его происхождения обратилась прямой враждебностью. Будущее. Русские как и прежде лидируют в исследовании и мирном освоении космоса. «Уже два спокойных десятилетия прошло после Пакта о всеобщем разоружении». [3] Люди перестали бояться войны, дети перестали в нее играть. Однако катастрофа «Севастополя», хотя экипаж его был интернациональным, заставляет русских пусть исподволь обратиться к силам, на которых держится их цивилизация. Русская цивилизация основана на крови и культуре. Две эти основополагающие силы открываются в двух мальчишках прямо в последние минуты перед катастрофой «Севастополя». Алеша и Вовка среди всех отношений, которые связывают их с другими людьми, более всего привязаны к своим отцам. Матери, тетки, друзья, соученики – все это на втором плане, на первом – отцы. Связь эта кровная, но это связь и культурная. Михаил Морозов, отец Алеши, историк. Александр Заостровцев, отец Володи, бортинженер «Севастополя». Отец Володи выдающийся бортинженер, его «ждет назначение флагманским инженером Космофлота». [4] Сын ему под стать. Отец «нередко брал с собой Вовку в космопорт и показывал корабли – не издали (кто их издали не видел), а изнутри, подробно и обстоятельно». И «космонавтику Вовка знал. Здесь никто во всей школе не мог бы с ним сравниться. А может, и вообще во всех школах». [5] «Вовка плохо разбирался в истории и литературе, решительно ничего не смыслил в психологии и политике», [6] но в этом разбирался Алеша. Он увлекается историей и пользуется тем, что отец его изучает старинные военные фильмы или, как говорит мама, «отвратительные фильмы о побоищах». [7] Мама против того, чтобы её сын смотрел эти фильмы, ведь время мирное. Культурная связь между мамой и Алешей осложнена конфликтом. Вовке легче, его мама была врачом на том же «Севастополе». Но Алеша обходит конфликт: в отсутствие родителей он продолжает рыться в отцовской фильмотеке и «смотреть фильмы тайком». [8] Игрушечный автомат – любимая Алешина игрушка. Пусть никто из ровесников уже не понимает что это такое. Но силам цивилизации, для того чтобы реализоваться, достаточно, видимо, и двух мальчишек.

[1] Евгений Войскунский. Исай Лукодьянов. Незаконная планета: научно-фантастический роман. Художник Н. Лавецкий – Москва: Детская литература, 1980. – 272 страницы, — страница 10-я.

[2] Здесь же, страница 9-я.

[3] Здесь же, страница 4-я.

[4] Здесь же, страница 11-я.

[5] Здесь же, страница 7-я.

[6] Здесь же.

[7] Здесь же, страница 4-я.

[8] Здесь же, страница 5-я.

Comments are closed.