Свет большого города

Semen Slepynin. Zvezdnye beregaГород подобен «световому роботу», внутренний «безобразный металлический каркас» [1] которого, укрыт световым облаком. И снаружи город – «сверкающий исполин», светящийся «мириадами огней», и внутри он – «гигантское полыхающее чрево», в котором «везде двигались, кружились, бесновались разноцветные огни», [2] и за ними едва угадывались очертания высотных зданий. Вместе с вещным городом свет укрывает Электронную Гармонию, возникшую на его основе, включая Электронный мозг, её сердцевину. [3] Когда-то городские интеллектуалы посчитали, что среди систем управления «нет ничего верней и надёжней автоматического управляющего, не знающего ни сомнений, ни сантиментов». Они пустили его в дело, понадеявшись, что теперь они будут заняты только «техническим руководством», но «управляющий день ото дня всё больше» становился «владыкой, превращая интеллектуалов в свои биопридатки». [4] А с ними и потребителей, самую многочисленную группу городского населения, известную более как «сексуалы», поскольку в первую очередь они потребляют «девственно чистый первозданный секс, очищенный от мусора психологических переживаний, этих ненужных обломков прошлого», [5] а точнее, потребляют только образы секса, но от превращения в биопридатки, может быть, второго уровня, это их не уберегает.  Электронный мозг, несмотря на разделение людей по близости к себе, предъявляет к ним единые требования: быть здоровыми, стандартными и гармоничными. Все, кто соответствует этим требованиям, и составляет Гармонию. Однако часть людей, которые называются «художниками», «гуманитариями с творческим духом», [6] до требований Электронного мозга не дотягиваются: они дисгармоничны, больны и нестандартны или, точнее, индивидуальны. «Индивидуальность человека», «художественные наклонности и первобытная тяга к иным формам жизни» [7] представляют главную опасность для Гармонии. Стандарт — другое имя её. Институт общественного здоровья защищает Гармонию от художников. Но, пребывая с ними в постоянном ближнем контакте, Институт больше всего от них и страдает: он поражается ржавчиной двоемыслия, сомнения, «издёвки» [8] и откровенного цинизма, поскольку пользуется правилом «чем хуже, тем лучше», [9] доводя требования Гармония до бессмыслицы в надежде, что однажды, люди, утомлённые прямолинейным исполнением этих требований, «вздрогнут и очнутся». [10] Институт позаботился и о том, чтобы было кому вздрагивать: художники, которых как будто не должно остаться вовсе, только в малой части отправляются в пыточные, остальные сохраняются «в подземельях на строительстве энергокомплексов», [11] а то и прямо пополняют ряды Института. Говоря, что «где-то зреет недовольство», [12] имеют в первую очередь в виду, что подземелья переполнены и их население готово выйти на свет. До наступления следующей Гармонии. А не то. что в самой Гармонии что-то не так. Основа Гармонии остаётся неизменной: город, научный и технический прогресс, электронный мозг, стремление передать управление автоматам. И смена ей всегда готова. Гармония – это только один из видов Дисгармонии.

[1] Семён Слепынин. Звёздные берега: фантастическая повесть. Художник Н.Ю.Павлов. Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство. 1976. Страница 6-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страница 20-я.

[4] Здесь же, страница 18-я.

[5] Здесь же, страница 14-я.

[6] Здесь же, страница 16-я.

[7] Здесь же, страница 19-я.

[8] Здесь же, страница 14-я.

[9] Здесь же, страница 19-я.

[10] Здесь же, страница 20-я.

[11] Здесь же, страница 13-я.

[12] Здесь же, страница 16-я.

Comments are closed.