Фантастика

Maik Miniola. Hellboi 5Фантастика – не жанр, а правительственная точка зрения. «В тридцатые годы немало гангстеров нашли мёртвыми с клеймом в виде клешни лобстера на лбу». [1] Молва приписывала расправы над гангстерами Лобстеру Джонсону, однако правительство настаивало на том, что всё это байки: «Лобстер – просто выдуманный персонаж, герой бульварного чтива, который недолго был популярен после пары паршивых фильмов», [2] которые о нём сняли. У паршивых фильмов есть своя роль в истории: они делают героев и их подвиги ненастоящими. Не трудно понять сомнение, которое охватывает Хеллбоя, когда он узнаёт о правительственной позиции в отношении Лобстера Джонсона, ведь природа Хеллбоя и его деяния несравнимо более фантастичны, чем природа и жизнь Лобстера Джонсона. Следуя за правительственной точкой зрения, Хеллбой должен согласиться не только с тем, что он сам фантастичен, но и с тем, что он не существует! И должен перестать верить тому. что он видит и слышит. Лобстер Джонсон участвовал в тайных операциях, которые проводили специальные подразделения, и на территории Германии. Хеллбой воспитывался на секретной военной базе и слышал, как «ребята обсуждали это», когда «был ещё пацаном». [3] Однако правительство не признаёт факт проведения таких операций даже спустя шестьдесят девять лет, под тем предлогом, что они проводились до объявления войны. Но причина, видимо, кроется не только в возможных юридических недоразумениях, а в том, что признав тайные операции, придётся признать и самого Лобстера Джонсона, а с ним вместе и то, что его руками правительство расправлялось с гангстерами в тридцатые годы. А с тем вместе и операции, которые проводятся прямо сейчас. Но правительство ради сохранения фантастики идёт на самые крайние меры. В гомункула Роджера, который пролежал в алхимической лаборатории пятьсот лет и не сумел сохранить энергию, наряду с новым генератором устанавливают «зажигательную бомбу, достаточно мощную», [4] поскольку природа гомункула ещё не ясна и какие-то его действия могут угрожать жизни других агентов, несмотря на то, что он уже прошёл немалый путь к тому, чтобы привыкнуть «к идеям и технологиям двадцать первого века» [5] и обрести толику человечности. А ведь Хеллбой «тоже не человек». [6] И его природа тоже до конца не изучена. Но Хеллбой вряд ли может рассчитывать на то, что правительство изменит свою точку зрения на Лобстера Джонсона, ведь события тридцатых годов остались незавершёнными. Трудно сказать, что там происходит сегодня с гангстерами. Из космоса возвращаются нацистские корабли, запуск которых не удалось предотвратить, полные демонов. В них летят назад великие физики, с которыми не удалось расправиться. Подземные лаборатории, которые уцелели во время бомбёжек, ждут исследователей. Человекоподобные машины, которые когда-то не удалось отыскать, хотят снова жить. Лобстер Джонсон может задавать правительству вопрос: «Выдумка?». [7] Не выдумка, но фантастика.

[1] Майк Миньола. Хеллбой. Червь-победитель. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2018. Страница 17-я.

[2] Здесь же, страница 16-я.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же, страница 20-я.

[5] Здесь же, страница 15-я.

[6] Здесь же, страница 22-я.

[7] Здесь же. страница 23-я.

Leave a Reply