Решение неравенств

Isai Davydov. Ja vernus' cherez 1000 letМир пронзают иерархии. Они являются человеку в виде списков, очередей и радиусов. Паники они не вызывают, поскольку человек откликается на случаи, не обозревая картину неравенства в целом. У каждого случая есть причины, и есть способы их устранения. Очереди порождены тем, что люди не хотят заниматься выдачей каких-либо продуктов, а автоматы слишком тихоходны. Проблема очередей может быть решена, если у человека есть друзья, которые, находясь в очереди, помогут ему обойти её. [1] Но в целом её решат автоматы-скороходы. Однако автоматы, роботы и киберы не столько устраняют иерархии, сколько присваивают их. У каждого есть возможность взять биолёт и отправиться на нём по своим делам. Киберу биолёта «известны все дороги в радиусе пятидесяти километров от центра города. Он выберет кратчайшую и установит допустимую скорость, и избежит столкновения с другими машинами. И если уж только понадобится ехать дальше пятидесятого километра, тогда нужно подключать клеммы и давать команды». [2] А это значит, что кибер биолёта создаёт иерархию поселений, которые различаются по тому, есть ли в них автоматическая навигация или нет. Понятно, что кибер в конце концов, распространившись по всей земле, эту иерархию отменит, но отменит он то, что сам создал. Подобна навигационному неравенству иерархия телефонных списков. В двадцать третьем веке у каждого жителя земли будет и свой личный радиофон, и устройство для запоминания телефонных номеров. Пользоваться ими одновременно неудобно, поскольку это две большие увесистые коробки. Попытка встроить запоминающее устройство в радиофон приводит не только к его миниатюризации, но и к уменьшению емкости. Владелец радиофона должен из всего списка номеров, которые ему необходимы, выбрать только десять самых важных. А это иерархия. Конечно, проблема емкости не покажется серьёзной людям из прошлого, которые ради счастья мобильной связи, готовы были бы носить с собой и две коробки, и четыре. Но есть иерархии куда более серьёзные. Человечество как будто только ради того, чтобы раздражать себя, постоянно порождает лучших. Кажется, что лучшие рождаются в результате своеволия учителей, но это далеко не так, поскольку не учителя в конце концов изобретают все эти автоматы, запоминающие устройства и радиофоны, а лучшие. И эти лучшие, за счёт обращения учеников в учителей, становятся всё лучше и лучше. Они возглавляют иерархии, которые не помещаются на Земле, и, хотя прямо об этом не говорится, становятся опасными для неё. Лучшие так же опасны, как когда-то для древних государств, были опасны преступники. Их необходимо спровадить. 2400 лучших выпускников школ со всей планеты отбираются для лагеря астронавтов, 600 лучших из лучших из них попадут на космический корабль, [3] который отправится на одну из планет, чтобы освоить её, продвинуть вперёд её первобытное население, а самим стать богами. [4] Предполагается путешествие в один конец. Прощай, иерархия!

[1] Исай Давыдов. Я вернусь через 1000 лет: роман. Второе издание. Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство. 1973. Страница 10-я.

[2] Здесь же, страница 9-я.

[3] Здесь же, страница 16-я.

[4] Здесь же, страница 3-я.

Comments are closed.