Дипломатия и Ермолай

Konstantin Kislov. Pavlik Latyshev na granitseНикому не нужна граница. Всем она помеха и морока. Сколько людей из-за неё горя хлебнули: надо женить сына – а невеста на той стороне. Жених под страхом смерти и тюрьмы переходит границу. Кочевники гонят скот в поисках пастбищ, как они делали это из века в век, а пастбища вдруг оказались разделены границей. Граница разделила родовое поместье – оно на одной стороне осталось – и родовую усыпальницу – теперь она на той стороне. Или не живи, или не умирай. Хорошо, если предки были предусмотрительными и прокопали подземный ход из России в Персию, а если нет? Простым мальчишкам граница тоже не нужна. Граница помеха дружбе. «Тебе надо границу?» — спрашивает персидский мальчик русского мальчика Павлика Латышева: «А мне границу совсем не надо». «Всем людям не надо границу». [1] Русскому мальчику тоже границы не нужны, пусть он считает, что сегодня они нужны. «Придёт время, и их, наверно, не будет». Когда «на земле будут жить хорошие люди, добрые и честные». А плохих людей не будет. [2] Границы нужны, пожалуй, только пограничникам, ведь границы – это их работа. Но иногда границы становятся помехой и для них. Оказался Павлик Латышев, сын героя-пограничника, погибшего от рук диверсантов, в подземной тюрьме персидской службы безопасности. Пограничники знают где он, а ничего сделать не могут. «Повод для войны есть», а «права объявить войну» у пограничников нет. «Войну может объявить только правительство, а мы ведь» — пограничники – «только его солдаты». [3] Воевать пограничникам нельзя. Можно разговаривать и то не всем. Пулемётчикам лучше молчать. Хотя думать им никто не запрещает. Вот они и думают: «пойдёт дело, кто кого обманет, вот она дипломатия-то». [4] Но и «дипломатия – дело государственное», «пограничникам не полагается первым лезть в драку», пусть «терпению бывает предел». [5] Нет, на самом деле, предела нет. Пограничники будут терпеть столько, сколько надо. Но, например, мальчики, жившие на заставе и старый охотник Ермолай, могли бы «одеться похуже, как нищие», «и ночью туда». [6] Могли бы выручить Павлика. Родители не согласятся отпустить своих детей в Персию. Есть другие дети. Персидский пастушонок пытается выручить Павлика, но попадает в тюрьму. У Ермолая находится знакомый разбойник – тот как раз шёл через границу. Ермолай взял у этого разбойника сына в заложники, а разбойника попросил выручить Павлика из тюрьмы. Разбойник согласился. И всё исполнил. Пограничникам, а тем более начальнику заставы, «так делать не позволено». «Ну, а он-то, Ермолай…» «Он не пограничник, не служащий таможни, он – простой охотник». [7] Но дипломатию он обошёл. Стрелял, угрожал, упрашивал, захватил заложника. Не сам, но проник через границу. Оказывается, для старого охотника граница тоже преодолимая, но помеха.

[1] Константин Кислов. Павлик Латышев на границе: повесть. Художник В. Поротиков. Ташкент: Издательство цк лксм Узбекистана «Ёш гвардия». 1964. Страница 222-я.

[2] Здесь же, страница 223-я.

[3] Здесь же, страница 168-я.

[4] Здесь же, страница 111-я.

[5] Здесь же, страницы 236-я и 237-я.

[6] Здесь же, страница 136-я.

[7] Здесь же, страница 202-я.

Comments are closed.