Павлик Латышев в подземном царстве

Konstantin Kislov. Pavlik Latyshev na granitseПавлик Латышев попал в лапы Железной головы. Разбойник перетащил его через границу и отдал персидской службе безопасности. Начальник службы бросил мальчика в яму. «Это была глубокая яма. Яма для узников. Тюрьма для несчастных». [1] Павлик оказался в большой опасности, которая вызывалась не только сыростью, голодом и ядовитыми насекомыми, но и тем, что Павлик был ничейным узником. Похитил его разбойник. С разбойника какой спрос? А служба безопасности не признавала, что Павлик у неё. Дипломатия ничего не могла с этим поделать. Павлик понимал, что его «расстреляют, наверное, как врага мировой буржуазии». [2] Но сдаваться не собирался. Подмогой ему стало то, что яма была частью волшебного подземного царства, которое как будто не было дружески расположено к мальчику, но вскоре выслало ему на выручку ему сны, воспоминания и мощные видения. То кажется Павлику, что он не в яме в Персии, а «дома, в Нижнем Тагиле. В просторной деревянной избе, которая стоит на Липовом тракте, уютно, дивный свет золотит небогатое бабушкино убранство. Бабушка Пелагея» «гладит Павлику голову и тихо поёт старинную уральскую песенку». [3] То виддит он «первомайский праздник в Нижнем Тагиле. День солнечный, хороший – на улицах людское море, зелень свежей листвы, красные флаги, и они с бабушкой Пелагеей по-праздничному нарядные стоят у трибуны». [4] То перед ним «встают богатыри, железными рядами проходят отважные воины в золотых латах – они уже не в первый раз заглядывают в звериное жилище Павлика». «Видения, как живая вода, наполняют его богатырской силой, отвагой, он расправляет плечи, натягивает на руки боевые перчатки Бовы-королевича, опоясывается мечом-кладенцом Микулы Селяниновича, легко подхватывает железную палицу Ильи Муромца». [5] И вот он готов к новому сражению. Павлик, тем не менее, думает, что «всё так красиво получается только в сказках, да ещё во сне». [6] Никто его выручить не сможет. Здесь другое государство – подземное царство. И не сны здесь правят, а кошмары. За видениями, однако, приходят самые настоящие живые помощники. Ёж защищает Павлика от скорпионов. [7] Из древнего черепа проливается «сказочная живая вода, от которой слабосильные становятся богатырями, мертвецы – живыми». [8] Старый пастух, которого тоже бросают в яму, рассказывает о том, что в подземном царстве есть ещё «глубокое подземелье и страшное, как обиталище шайтана», страшнее ямы, вход в которое «находится здесь, на нашей стороне», а выход «там, на вашей». [9] Один бывший разбойник поднимает Павлика из ямы, а внук старого пастуха ведёт его к входу в новое подземелье. Павлик не сможет вернуться по этому подземелью на родную заставу. Но он узнает тайну. Поверхность земли — это только один слой жизни.

[1] Константин Кислов. Павлик Латышев на границе: повесть. Художник В. Поротиков. Ташкент: Издательство цк лксм Узбекистана «Ёш гвардия». 1964. Страница 112-я.

[2] Здесь же, страница 114-я.

[3] Здесь же, страница 124-я.

[4] Здесь же, страница 175-я.

[5] Здесь же, страница 135-я.

[6] Здесь же, страница 136-я.

[7] Здесь же, страница 125-я.

[8] Здесь же, страница 157-я.

[9] Здесь же, страница 180-я.

Comments are closed.