Драконы ушли

Dzheff Smit. Boun 6Миру яви снится сон. Миру сна явится явь. Можно говорить о гармонии, ведь сон и явь проникнуты друг другом, но эта гармония чаемая. Или, сказать точнее, общая. «Мир грёз стремится вокруг нас, подобно безбрежной реке», [1] которая связана «со всеми живыми существами». [2] Ведь «твоя душа, это частичка грёзы, которая и делает тебя тобой». «Более того, все мы являемся маленькими крупицами сновидения, плывущими по великой реки снов». [3] Но это преувеличение. Мир сна и мир яви состоят из частностей, соотношение сна и материи в которых не знает гармонии, и наша жизнь, жизнь крупиц, никогда не становится одним лишь сном. Количество сна в яви может быть таким малым, что явь становится безжизненной, скучной и однообразной. Когда же явь умаляется до летучести, сон буйствует, превращаясь в кошмар. Но каждый новый мир рождается из кошмара. Так возникла волшебная долина. До неё существовала гармония. Миром правили драконы, «пока один дух, известный как повелитель саранчи», не проник в разум первой королевы драконов. Возникла дисгармония – дух полностью подчинил себе тело дракона. Королева сошла с ума. Она начала буйствовать. И возникла волшебная долина. «Чтобы спасти мир, остальным драконам пришлось напасть на неё! Они обратили» королеву в «камень и заточили повелителя саранчи в ней навсегда!» [4] Они заточили его в камне, который он не мог в полной мере одухотворить. Драконы, восстанавливая гармонию, прибегли другому способу её нарушения – превзошли дух явью. Но всё успокоилось. Потекла обычная жизнь: работа – война – трактир. Стали забываться древние истории. Люди перестали верить в сказки. Да что там, им трудно было представить себе, что за хребтами есть другие страны. И тогда драконы на своём совете приняли решение уйти под землю. [5] Таким образом они открывали дорогу снам, а значит новым событиям и потрясениям. Стражи мира удалились от мира. Повелитель саранчи, однако, нашёл способ получить в яви голос и глаза. Они не принадлежали дракону, а только слабому человеку, но даже используя этого человека как инструмент он сумел потрясти волшебную долину. Использовав этого человека, он без большого сожаления расстался с ним. В конце концов ему удалось вселиться в тело прекрасной принцессы, наследнице одного из старых королевств яви. Раньше принцесса находилась под присмотром драконов, когда они ещё не оставили явь. Спокойствие и неведение, в котором держали принцессу, были часть гармонии, как её понимали драконы. Но теперь принцесса стала инструментов повелителя саранчи. А известно, что «если этот «тип» очнётся, «наступит конец света». [6] Люди собрались биться с ним до конца. Это их явь. Драконы ушли. Они знают и другие миры. А монахи ордена сновидцев тренируются жить одновременно во сне и в яви. Новый мир неизбежен.

[1] Джефф Смит. Боун. Книга шестая. Пещера Старика. Перевод Тимура Тагирова. Санкт-Петербург: Рамона. 2017. Страница 62-я.

[2] Здесь же, страница 63-я.

[3] Здесь же, страница 84-я.

[4] Здесь же, страница 64-я.

[5] Здесь же, страница 96-я.

[6] Здесь же, страница 68-я.

Comments are closed.