Бег: версия кошки

Jurii Koval'. ShamaikaКошка живёт в трёх мирах. В одном она королевская аналостанка – родоначальница первой американской породы кошек. Мир этот прекрасен, кошка и не понимала, насколько, но, когда её начали кормить «скворчащими сарделиями» и смазывать пятки «нутряным кабаньим жиром», «поняла, что находится в раю». [1] Здесь она была не только королевой, но целительницей: достаточно было ей улечься на чьи-нибудь ноющие колени или больную голову, как человек исцелялся. Кошка могла быть счастлива, но её требования к миру воистину стали королевскими, и когда хозяйский сынишка захотел покататься на ней, как на каком-нибудь пони, она бежала. Сначала куда глаза глядят, а потом, вспомнив, что у неё есть родина – «домой, в трущобы». [2] В трущобах она голодала и холодала, там её могли растерзать собаки, «тёмные личности» готовы были отправить её на живодёрню, в конце концов, её могли просто застрелить, но зато там она появилась на свет и как простая кошка Шамайка и как Королевская Аналостанка. В трущобах она бывала счастлива, когда ей удавалось образовать спасительные симбиозы с котом-пиратом Рваное Ухо, ставшим отцом её котят, с быком Брэдбери, у ног которого она находила защиту от котов, псов и людей, или даже с кроликом, совместная работа с ним стала основой аттракциона «Счастливое сожительство хищника и грызуна». [3] Мир трущоб, таким образом, не представлял единства, но распадался на мелкие миры, которые и есть «счастливые сожительства», недолговечные, но таков и тот мир, который кошка приняла за рай, ведь в нём тоже нельзя существовать вообще, но нужно с кем-нибудь образовать симбиоз, например, с кухаркой, хотя и трущобы, и загородные виллы, в целом тоже симбиозы, только сложные. Но есть третий мир, расположенный между виллами и трущобами, который кошка ни с кем не делит, мир полный угроз, опасностей, но этот мир принадлежит только ей. Мир этот называется «Бег». «Не слыханный и не виданный никем в мире бег», в котором кошка «достигает такой высоты личности», которой прежде никогда не достигала. [4] Вообще, бег – это иное состояние бытия. «Трудно точно сказать, сколько времени она бежала». Её хозяйка «дважды уже возвращалась с виллы в город и дважды снова провела лето на вилле, уже давно позабыла она про Королевскую Аналостанку и много раз промчалась на громовике мимо Шамайки, а та всё бежит, всё ещё бежит в старом времени. Эта кошачья теория относительности кружит мне голову и нагоняет печаль». [5] И не зря, ведь в этом мире нет времени, а значит, нет любви. Кошка не бежит из любви к родине, там её ждёт человек,  не раз составлявший с ней симбиоз, но симбиоз этот заключался в том, чтобы продать её. И не из страха перед виллами. Бежит, чтобы бежать.

[1] Юрий Коваль. Шамайка – королева кошек: повесть. Художник Дмитрий Трубин. Москва: Малыш: Аст: Астрель. 2013. Страница 98-я.

[2] Здесь же, страница 102-я.

[3] Рисунок. — Здесь же, страница 56-я.

[4] Здесь же, страница 102-я.

[5] Здесь же.

Comments are closed.