От имени к имени

Jurii Koval'. ShamaikaТолько тот, у кого есть имя, может дать имя. Способность именовать кажется волшебством, но, видимо, тот, у кого есть имя, получает её вместе с именем. Грузчик Сэмми называет  удивившую его кошку Фридой, а та «остолбеневает». «Имени ей никто никогда не давал, у неё просто не было никакого имени. Не было и всё-таки было. Оно взялось откуда-то с неба, и старый грузчик угадал его внезапно и неожиданно. Чёрт знает, откуда он его выкопал, из каких вытащил закоулков памяти?!» [1] Цепочки имён, возможно, на самом деле уходят на небо, однако на земле заметно только то, что имена следуют одно из другого. Скобарь У-туулин назвал своего быка Брэдбери. «Шевельнулась самая плодотворная извилина почтенного скобаря. На этот раз он попал в точку. Имя подходило быку». [2] Как этому имени не подходить быку, если оно тоже взялось из цепочки имён? Негр Джим, хотя «мы не можем так глубоко проникнуть в глубины этого негра, мы скользим по поверхности. Но на поверхности этой мы видим, что негр Джим не был ни кошкой, ни быком, но каким-то странным образом он был и кошкою и быком» в тот момент, [3] когда именовал. В поисках имени негр Джим спускался в глубины, в которых он мог установить связь между безымянным существом, нуждавшимся в имени, и именем из цепочки имён, которой он принадлежал. «Это Шамайка!» [4] — сказал он, глядя на дочку поименнованной ранее Фриды. Люди, у которых нет имени, не именуют. Кошколовы, известные только как «тёмные личности», [5] никаких имён никому не присваивают, хотя круг общения с безымянными существами, если это можно назвать общением, у них необыкновенно широк. Особый случай образует «господин японец Мали», который «вовсе не был никаким японцем. Он просто-напросто нарочно так прищуривался, чтоб все думали, что он с острова Хоккайдо. Господин Мали ещё в детстве слышал, что японцам больше платят, с тех пор он и начал прищуриваться». [6] Господин Мали не давал имён. Он торговал безымянными канарейками, кроликами, змеями и лисами. Исключение – Шамайка, но имя ей дал Джим. Тот, кто обладает ненастоящим именем, может, однако, дать имя. Но это имя тоже не будет настоящим. Существует, можно предполагать, цепочки ненастоящих имён, которые, может быть, тоже уходят куда-то далеко. И господин японец Мали воспользовался этим. Он придумал для Шамайки родословную неизвестной породы кошек — королевских аналостанок, — единственной представительницей которых и стала Шамайка. «Главное – имя и родословная». [7] А точнее, имя и цепочка имён. Два имени помещают кошку в два разных мира – в мир припортовых трущоб, и в мир небоскрёбов и шикарных вилл, — но это уже касается отношений мира и имени. А не имён между собою.

[1] Юрий Коваль. Шамайка – королева кошек: повесть. Художник Дмитрий Трубин. Москва: Малыш: Аст: Астрель. 2013. Страница 15-я.

[2] Здесь же, страница 25-я.

[3] Здесь же, страница 41-я.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же, страница 70-я.

[6] Здесь же, страница 17-я.

[7] Здесь же, страница 74-я.

Comments are closed.