Адские блинчики

Maik Miniola. Hellboi 4Гений Хеллбоя раскрылся в самом раннем возрасте. Восьми лет от роду он уже был оперативником Бюро по расследованию паранормальной деятельности. Вряд ли ещё найдётся один оперативник, который мог бы похвастаться такими успехами. Но у его успехов есть основание: будучи ещё совсем малышом, Хеллбой по настоянию одного из своих воспитателей, отведал блинчиков, которые он не мог терпеть и никогда не ел, но отведав, он воскликнул «Ого! Мне нравится». [1] Событие заурядное, если не помнить о противоположности рая и ада. В раю есть дерево познания добра и зла. Тот, кто вкусил от него, изгоняется из рая. За пределами ада есть дерево добра знания и незнания. И тот, кто вкусил от него, не возвращается в ад. Хеллбой вкусил блинчиков, которые были, видимо, плодом этого дерева, одной из форм плода, запрет вкушать который был заложен в нём. Хеллбой долгое время сопротивлялся настояниям воспитателей, но в конце концов сдался, вызвав в «Придемонии, столице Ада», [2] кризис, «воистину конец света». [3] Отношение Хеллбоя к аду, таким образом, определилось: он стал вечным его изгнанником, подобно тому русскому демону, который ещё во времена Петра Великого подрядился помогать России, но отказавшись брать с неё плату, тоже не смог вернуться в ад. Но это не значит, что определилось его отношение к знанию. Или, точнее, не значит, что прояснилось. Хеллбой, несмотря на то что является оперативников, и как будто заинтересован в получении знания любой ценой, с самых юных лет усвоил, что каждое расследование, каждая интеллектуальная цепочка, завершается дракой. И драться приходится именно ему, а не знатокам русского, английского или норвежского фольклора и мифологии. Сомнение могло бы помочь избежать драки, но выясняется, что речь идёт не об истине, а вообще о любом мыслительном построении, даже заведомо ложном. Хеллбой пытается разрушать эти построения, а поскольку он в силу молодости ещё не силён в этом, то просто старается не верить. Ему толкуют о Драконе — некоторый его жизненный опыт подсказывает ему, что «драконов не существует». [4] Ему говорят о норвежских троллях, тункаллах, викингах-берсерках и мессах мертвецов — он с замечает с едкой иронией, что чувствует себя как студент на лекции по фольклору. [5] Понятно, что и Драконы, и викинги-берсерки существуют, поскольку их подлинность удостоверяется в конце концов его правым металло-каменным кулаком. Поверка знания кулаком самая точная, точнее поверки его другим знанием, а тем более деньгами. Те, кто сделал деньги критерием истины, теперь нищенствуют. [6] О добре знания и незнания толкует, следовательно, Хеллбой, а не о добре знания и зле незнания. Незнание – то же знание, чтобы оно ни сулило – «радость или же горе». [7] И на всё есть у Хеллбоя правая рука.

[1] Майк Миньола. Хеллбой. Правая рука судьбы: графический роман. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2016. Страница 9-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же, страница 13-я.

[5] Здесь же, страница 21-я.

[6] Здесь же, страница 32-я.

[7] Здесь же, страница 18-я.

Leave a Reply