Ради мышки

Luis Sepulveda. Maks, Miks i MeksЕсли я не ем кошку, то и кошка не должна есть мышку. Разумеется, и кошка не должна меня есть, иначе не о чем будет говорить. Но главное – мышка. Вся сила заклинаний дружбы, согласно которым, например, «друзья понимают желания друг и друга и помогают их осуществить», «настоящие друзья умеют молчать вместе», [1] «настоящие друзья заботятся друг о друге», [2] «настоящие друзья делятся друг с другом маленькими радостями», [3] «настоящие друзья делятся лучшим, что у них есть», [4] направлена не на друга, а на друга друга. Или, если говорить о родственных отношениях, сила направляется через сына на внука, а если об отношениях писателя и читателя — на некоего слушателя, которому читатель расскажет о книге. Для того, чтобы кошка не ела мышку, а человек не ел кошку, необходимо, чтобы человек ел кукурузные хлопья со вкусом шоколада, [5] кошка ела корм со вкусом рыбы, [6] который, конечно, к рыбе не имеет отношения, а мышка ела мюсли. [7] В начале возникшей цепочки стоит не человек по имени Макс, хотя его имя как будто указывает на то, что он здесь главный, и не кот по имени Микс, и тем более не мышка по имени Мекс, а город по имени Мюнхен. В городском приюте для одиноких животных Макс нашёл Микса, а затем Микс нашёл Мекса в книжном шкафу. Во главе цепочки стоит город, который не ест человека. Трудно сказать, от чего отказалась мышка, чтобы стать частью этого круговорота. От мюсли она не отказалась. Но известно, что однажды она бежала из клетки, в которой содержались мексиканские мыши, некоторое время скиталась, пока не свила гнездо за томом Жюля Верна. Можно предположить, что город был так добр к человеку, чтобы мышка обрела мюсли. Каждое звено цепочки не только не ест смежное звено, оно предоставляет ему пространство для жизни или свободу. Мюнхен дал Максу квартирку под крышей. Макс часть квартирки отдал Миксу. Макс, когда закончил учиться и нашёл работу, обещал Миксу улучшение жилищных условий. Но Миксу и не нужно – у него есть ход на крышу. Микс разрешил Мексу жить в книжном шкафу. Когда Микс ослеп, Мекс стал его поводырём на крыше – вернул коту часть той свободы, которую получил от него. «Мекс был глазами Микса, а Микс – силой Мекса». [8] Связь кота и мыши вызвала радость в горожанах, которые часто видят их на крыше. А это значит, что мы творим добро не ради отдачи, не получая добро обратно нельзя жаловаться, а ради передачи. Как ты относишься к кошке, так и она — к мышке. Ради этого.

[1] Луис Сепульведа. Макс, Микс и Мекс, или История необычной дружбы. Перевод М.В.Малинской. Художник Ноэми Вийамуса. Москва: эксмо. 2018. Страница 32-я.

[2] Здесь же, страница 39-я.

[3] Здесь же, страница 67-я.

[4] Здесь же, страница 107-я.

[5] Здесь же, страница 21-я.

[6] Здесь же, страница 73-я.

[7] Здесь же, страницы 54-я, 55-я и 56-я.

[8] Здесь же, страница 107-я.

Comments are closed.