Богатырская застава

Konstantin Kislov. Pavlik Latyshev na granitse«Все пограничники», по мнению Павлика Латышева, «были либо героями, либо богатырями, потому что, и прежде всего, таким казался ему отец». [1] Оказавшись на заставе и познакомившись с пограничниками, Павлик в них не разочаровался. Пограничники не кланялись пулям. «На пули нечего обращать внимания», — говорили они, — «здесь граница, и ежели пограничник будет перед каждой дурной пулей кланяться, что тогда будет? Ничего хорошего… А пули здесь везде летают. Ей что?» [2] Пограничники одолевали боль, голод, жару и слабость: «например, больно тебе, а ты терпи, ещё сильнее стало больно — терпи, да чтобы люди со стороны не догадывались, что тебе больно — улыбайся. Если от голодухи кишки ноют и в ушах даже звон стоит, ты не поддавайся терпи. Поддашься — пропал. Жарко тебе, а ты делай вид, что тебе в самый аккурат. И по части драки тоже. Чувствуешь, кулаки у тебя зачесались, сводит их ровно как бы судорогой, так бы кого-нибудь и огрел, но подумай прежде, рассуди, стоит ли…» [3] Пограничники не были богатырями только для мальчишек, они были ими на самом деле, в глазах взрослых и даже своих командиров: «лихие пограничники, молодцы один к одному: отважные, ловкие, сильные, статные — богатыри одним словом». [4] Но противники у пограничников тоже были как на подбор. Иначе и не могло быть. Ведь богатыри они не сами по себе богатыри, они проявлялись в соперничестве с «злым и вредным повелителем», «который с гордой заносчивостью называл себя царём царей». На его земле жили «всякие разбойники, басмачи, контрабандисты. Ну и шпионы, конечно, диверсанты», [5] а среди них первый — разбойник «Железная голова», который тоже, как и пограничники, обладал сверхъестественными способностями: он был «хитрым, как змея, жестоким, как пантера, и неуловимым, как ветер». «Не раз пограничники окружали» разбойника «и его шайку, и тогда завязывались лютые схватки, но «Железная голова» в последний момент исчезал куда-то, как сквозь землю проваливался. Пройдёт месяц-два, опять он появляется с новой шайкой разбойников». [6] Железная голова пользовался, видимо, подземными ходами и пещерами, раз уж известно, что родовое поместье его во время землетрясения провалилось сквозь землю и стало озером. Под землёй тогда пограничников ещё не было. У них и на земле граница ещё толком не была размечена. Даже пограничные столбы не стояли. Но это и не требовалось. Граница находилась в воображении пограничников. Но её важность от этого не уменьшалась. Ведь граница, если она есть, порождает и пограничников и тех, кто им противостоит: «граница есть, значит, и шпионы обязательно будут». [7] Граница — ось мира. Мир вращается вокруг неё. Без пограничников мир, если и будет, не будет вращаться. Не будет вращаться так хорошо.

[1] Константин Кислов. Павлик Латышев на границе: повесть. Художник В. Поротиков. Ташкент: Издательство цк лксм Узбекистана «Ёш гвардия». 1964. Страница 21-я.

[2] Здесь же, страница 45-я.

[3] Здесь же, страница 29-я.

[4] Здесь же, страница 49-я.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же, страницы 50-я и 51-я.

[7] Здесь же, страница 49-я.

Comments are closed.