Почитай сказку и бабушку

Maik Miniola. Hellboi 3Появление Хеллбоя на свет «не случайность и не просто результат провала эксперимента», [1] который поставили русские демоны под присмотром немецких медиумов. Но закономерность его появления на свет проявилась не в том, что он провёл детство на «правительственной базе в Нью-Мексико», где мог лицезреть Альберта Эйнштейна и встречаться с Оппенгеймером, [2] а в том, что всю жизнь он следовал закономерностям сказки. Хеллбой, обладающий силами значительно превосходящими силу каких-либо других демонов, оказавшись в сказочной ситуации, всегда следует тем законам и правилам, на которых она основана, и только благодаря этому достигает своих целей — вызывает из тайного укрытия духов и расправляется с ними. Разрушение сказочной ситуации, а это, конечно, Хеллбою по силам, привело бы к тому, что своей цели он никогда бы не достиг — искомый дух не явился бы перед ним. В ирландской сказочной ситуации он следует законам, по которым живёт малый народец, хотя эти законы «и кажутся странными». «Это старая игра», и Хеллбой «должен играть по их правилам». [3] Странные правила тем важнее соблюсти, что от них зависит жизнь ребёнка. Хеллбой хорошо знает, что малый народец играет по правилам даже тогда, когда нарушает их — это часть игры. Но когда он выполняет свою часть правил, поделать с ним уже ничего нельзя: народец «должен выполнить обещанное» и «чтить зверя», то есть Хеллбоя, «выше любого другого создания». «Выбора нет». «Чтить не только зверя, но и наш уговор» с ним. [4] Закономерность, которой следует Хеллбой, проявляется не только в уговоре, но и в риторике. Один из сказочных героев даже называет Хеллбоя бабкой [5] и даже бабулей, [6] ведь бабушки, как это свойственно им, например, в русской сказочной ситуации, постоянно указывают на неизбежность, ненарушимость русской сказочной ситуации. Хеллбой пытается её преодолеть, но достигает лишь того, что на время повреждает демона, скрывающегося в облике Бабы-яги. Повредив его, он причиняет немалые страдания и людям, и волшебным животным, но сказочная русская ситуация через некоторое время восстанавливается. Бабушки предупреждали его: «Нам с тобой лучше в эти дела не лезть. Давай-ка лучше вернёмся в деревню». [7] Хеллбой не с таким пиететом относится к русской сказочной ситуации как, например, к ирландской, но и достигает в ней значительно меньшего. По правде — ничего не достигает. В ирландской сказке он спас ребёнка, в английской — лишил демона его железных башмаков, ещё в одной английской сказке сжёг поместье, но оно и так должно было по всем правилам сгореть. [8] В русской — ничего. А последовал бы её законам и чего-нибудь достиг. Русская его история, однако, только ещё раз указывает на его природу. Природа его — закон.

[1] Майк Миньола. Хеллбой: Гроб в цепях и другие истории. Графический роман. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2016. Страница 70-я.

[2] Здесь же, страница 69-я.

[3] Здесь же, страница 11-я.

[4] Здесь же, страница 21-я.

[5] Здесь же, страница 19-я.

[6] Здесь же, страница 30-я.

[7] Здесь же, страница 39-я.

[8] Здесь же, страница 67-я.

Comments are closed.