Космическая раса третьего уровня

Braian Von Saga 4Человеческие достижения ведут к войне. Должно отвергнуть две, встроенные в большой нарратив идеи, согласно одной из которых жизнь «состоит из отдельных сюжетов, в конце которых герои» понимают «что-то важное и» вырастают «над собой», [1] а согласно второй — «в реальной жизни люди почти не меняются». [2] И то другое, как любит говорит Кошка-Ложь, — «Ложь!» Достижения людей являются лакомой добычей для других людей. Люди живут не от достижения к достижению, а от достижения к войне. Касается это и мысли, и собственности, и семьи: «стоит семье появиться на свет, как что-нибудь начинает угрожать её существованию». [3] Угрозы усиливаются многократно, когда в семье появляется ребёнок, ведь это главное достижение семьи. Угрозы, конечно, не так просты, как может показаться: например, на планете роботов счастью и жизни ребёнка угрожает отсутствие медицинского обслуживания для всех, а на планете Гардения — работы для всех, пусть угрозы являются не сами по себе, а в облике борцов за справедливость. «Главное — понять, какие из угроз представляют наибольшую опасность», [4] и начать действовать. Действовать, однако, всё равно придётся мечом и плазменным генератором, ибо таков закон: за достижением — война. И люди не остаются неизменными. Но меняет их не только достижение, но и война. На этом положении основана космическая расовая теория: человек развивается, приобретая новые свойства, а с ними и новые признаки тела. За людьми, которых следует считать первой космической расой, следуют расы, получившие по одному какому-либо главному признаку и несколько второстепенных, но связанных с ним. По большей части все они взяты у животных — рога, крылья, хвост, ласты, один глаз вместо двух или восемь, особое устройство ушей или носа, — но есть и расы, получившие новые признаки у компьютеров или даже у мифических существ. Битвы, которые вспыхнули вокруг этих свойств, перекинулись на весь космос, и продолжаются до сих пор: крылатые сражаются с рогатыми. Правда война крылатых и рогатых давно потеряла смысл, поскольку ясно, что и рогатые и крылатые уже защитили свои достижения — их крылья и хвосты уже утвердились в космосе. Настоящая опасность для их достижений исходит с другой стороны: появился провозвестник космической расы третьего уровня, если считать человечество — первым уровнем, а крылатых и рогатых — вторым, это . ребёнок с крылышками и рожками. Его мать и отец были расовыми дезертирами. Они покинули свои армии, чтобы достигнуть того, что ещё никто никогда не достигал — нового, невиданного человека. И конечно, они обратили на себя гнев великих планет, но понятно, что этот гнев не устоит перед яростью отца, которого ведёт чувство вины. Ведь он думает, что опасности возникают из наслаждений, которым он предавался. Он помыслить не мог, что опасности вызваны достижениями. От достижений можно отказаться, от чувства вины — нет. Виноватый победит.

[1] Брайан К. Вон. Фиона Стэплз. Сага: комикс. Книга 4. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2015. Страница 110-я.

[2] Здесь же, страница 111-я.

[3] Здесь же, страница 58-я.

[4] Здесь же, страница 59-я.

Comments are closed.