Дети против сказок

Adam, Suzanna i drugie geroiВ стране, освободившейся от сказок, — которые следует, конечно, понимать не как литературные произведения, а как сказочные ситуации, волшебство, — из которой даже гномы сбежали к соседям в Италию, нет-нет, а какое-нибудь волшебство осторожно напоминает о своём возможном осуществлении, но, правда, почти немедленно испаряется. Школьники играют в «снегурочку». Одна из девочек ложилась в гроб, например, на скамейку, а все остальные «изображали гномов», стояли вокруг неё, «промокали глаза платками» и напевали песенку. Как только песенка заканчивалась, один из мальчиков должен был подойти к девочке и расколдовать её, взяв за руку. Но одну девочку никто не отважился расколдовать. [1] Ей показалось, что она «пролежала целую вечность, а может, и того дольше. Всё тело у неё затекло». Всё-таки она «чувствовала, что ещё жива». Но сказав себе, «раз меня никто не освобождает, освобожу себя сама», она встала. В самом деле, не может она «лежать до посинения», «пока не станет мумией». [2] Да, конечно, это было не по правилам, но зато против сказки. В другой раз сказка заканчивается как будто сама по себе, никто ей не противится — когда Николаус, не тот, с ватной бородой, который приходит в детский садик, а самый настоящий, похожий на родного дедушку, однажды не появляется с подарками, то никто не стремится подменить его, да, наверное, и не может. [3] Но обычно с волшебством справляются на дальних подступах, когда заполняются все мыслимые пустоты, ведь сказки живут именно в них, как гномы в пещерах. Мальчик нашёл на чердаке своего дома «старую карту деревни», в которой он жил, и окружающей горной долины. «Карта огромная — когда он её расстилает, она закрывает весь стол, источенный червями». [4] Мальчик мог бы совместить её волшебной страной, но он «всю её заклеил картинками, вырезанными из иллюстрированных журналов, проспектов, календарей. Из-за этих картинок деревни почти не видно. На холмах стоят замки, крепости, соборы, небоскрёбы или же альпийские хижины — приюты для туристов. В долине плывут корабли…» «Канатные дороги связывают между собой берега, а качающиеся воздушные мосты — вокзалы и пристани». «По берегам морей и каналов наклеены фотографии больших городов». «В лесах на склонах долины вмонтированы заповедники и водопады». [5] И нет даже намёка на гномов. И нет места для пустоты. Правда, это мир будущего. Но и в своём деревенском настоящем мальчик, а у него было множество занятий и обязанностей, не встречался с волшебством. Страну освободили от сказок предки детей. И дети сохранили её свободной.

[1] Эвелине Хаслер. Помни про секрет, Нелли! Перевод Павла Френкеля. — Адам, Сюзанна и другие герои: повести современных швейцарских писателей. Художник Е. Чёрная. Москва: Детская литература. 1992. Страница 94-я.

[2] Здесь же, страница 96-я.

[3] Эмиль Цопфи. Сюзанна и семьсот тысяч гномов и другие рассказы о Сюзанне. Перевод Владимира Седельника. — Здесь же, страница 51-я.

[4] Ханц Манц. Разные случаи из жизни Адама-простака. Перевод А. Исаевой. — Здесь же, страница 140-я.

[5] Здесь же, страницы 140-я и 142-я.

Comments are closed.