Человеческие следствия волшебных битв

Maik Miniola. Hellboi 2Победа Хеллбоя, сумевшего отказаться от навязанных ему цепей судьбы, народа и семьи, и поражение Григория Распутина, оставшегося при «избушке», «бабушке» и «душе», коснулись не только горизонтов волшебства и божества, но и человечества. Начиная с середины прошлого века и дальше стали происходить события, которые сначала замечали только самые наблюдательные люди, а в конце концов они сделались общепризнанным явлением: распалась судьба. Чего бы она ни касалась — народа, семьи и даже отдельного человека — она стала дробиться, разбиваться на отдельные ветви, которые взаимно заменялись или просто отпадали, а самое главное, всё, что обладало судьбой, в силу собственного разумения стало создавать себе другую судьбу, и ту, что пройдена, и ту, что предстоит пройти. В популярной музыке не стало «линейной последовательности сменявших друг друга течений». «Современное музыкальное пространство — мозаика стилей, заимствуемых из прошлого, а может, даже из воображаемого будущего при отсутствии доминирования какого-то одного стиля». И это же «происходит в науке». «Это происходит в нашем искусстве, и, вероятно, кто-то смог бы убедительно доказать, что это происходит и в политике». [1] И это не может не происходить, потому что на более высоких уровнях бытия нашлось существо, отказавшееся от судьбы, пусть людям кажется, что распад судьбы здесь, на человеческом уровне существования стал следствием развития технологий, которые породили «новые способы взаимодействия с Историей». «Мы удалились от нашего прошлого на максимально возможное расстояние, но у нас появился способ приблизить то, что раньше было далеко. Мы лучше и подробнее, чем когда-либо, знаем путь, который прошли. Новые технологии дают моментальный доступ к любой информации каждому, кто способен управиться с мышкой. В некотором смысле мы лучше понимаем прошлое, чем люди, которые действительно жили в то время; оно для нас доступнее, чем для них». [2] Тот, кто способен управиться с мышкой, способен управиться с собственной судьбой. И с временем. У людей и культуры людей появился «шанс избавиться от неумолимого бега времени». История перестала быть «омертвевшим и недоступным пространством». Теперь она «живой ландшафт, в который мы вольны мысленно возвращаться, черпая из него силы и вдохновение», а не одно только уныние и чувство безнадёжности, как это часто бывает. «Мы теперь можем собрать огромный урожай, накопленный за предыдущие годы и даже столетия». [3] И построить новое, по своему разумению и потребностям будущее, как это сделал Хеллбой. И не смог сделать русский демон Григорий Распутин, так и не вырвавшийся из своего прошлого. Говорить об этом, однако, не всегда удобно. Но понятно, что, когда мы говорим, что комикс «Хеллбой» это «результат перегонки всего лучшего, что есть в комиксах, в пьянящее тёмно-красное вино», [4] то, значит, мы говорим о самом Хеллбое, перегнавшим своё прошлое, которое ему не нравилось, в будущее, которые ему по нраву.

[1] Алан Мур. Вступление. — Майк Миньола. Хеллбой. Пробуждение дьявола: графический роман. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2015. Страница 5-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же.

[4] Здесь же.

Leave a Reply