Проблемы микро-истории

Eduard Uspenskij. Mikro4elove4kiИстория не развивается от худшему к худшему. Чтобы понять это, достаточно обратиться к истории параллельных миров. Один из таких миров найден писателем в ванной комнате, которая «отделана большими светло-кофейными плитами. А среди плит есть необычная. Это выпуклое барельефное панно, сделанное, как передняя часть богатого дома». [1] Изучая это панно, — а писатель любит проводить время в ванне, то читая, то размышляя, — писатель выяснил, что богатый дом, изображённый на этом панно, представляет собой границу параллельного мира. В доме жили люди, по крыше во всяком случае бегала кошка, а в окошках горел свет. Параллельные люди, правда, старались не попадаться наблюдателю ни на глаза, ни на его «увеличительный окуляр». [2] Но писатель нашёл способ, хотя и довольно дикий, познакомиться с параллельными жителями: он «расщепил спичку на четыре части. Один конец спички размочалил зубами», «намазал мёдом» и «засунул спичку внутрь домика», ожидая, что к ней приклеится какой-нибудь человечек. «Так шимпанзе в жаркой Африке охотятся на термитов». [3] Первая встреча жителей двух параллельных миров вышла поэтому так себе. Вторая встреча — тоже, хотя была она подготовлена и проведена на уровне. Жители домика взялись вскоре поддерживать революцию, происходившую в их мире, и куда-то запропастились, а на их месте объявились люди недружелюбные и писателю не симпатичные. Из личных встреч ничего не вышло. Но писатель нашёл способ наблюдать за параллельным миром: он «увидел, что верхнюю правую завитушку узора» на панно «можно отогнуть», [4] и начал следить за соседним миром с высоты. Находясь на высоте, трудно поддерживать частные отношения, но зато легко охватить мир взглядом, увидеть как движется его история. А она как-будто повторяла прошлое того мира, в котором находился писатель. Даже некоторые параллельные исторические деятели не просто были похожи на деятелей, которые руководили историей в мире писателя, но, кажется, просто были их уменьшенными копиями. Микро-история развивалась по пути постоянного ухудшения. Она становилась всё хуже и хуже, и хотя начиналась в мире, который был лучше, ярче, веселее исторического прошлого того мира, в котором жил писатель, сделалась даже хуже этого прошлого, а когда, казалось, исчерпала всё самое худшее, присоединила к себе какую-то другую историю, ещё более худшую, а когда уже не стало возможности ухудшаться дальше, она взорвалась, и там, в параллельном мире не за чем стало наблюдать. Вот к чему приводит страсть к свержению императоров! Но эта страсть известна и тому миру, в котором находится писатель. Здесь прошлое как будто тоже развивалось от худшего к худшему. Но завершилось не взрывом, а тем, что писатель, лежа в прекрасной ванне, находящейся в прекрасной ванной комнате, расположенной в прекрасном доме, наблюдает за микро-историей, ужасной, но параллельной. Ужасное прошлое привело к прекрасному настоящему. Нет в истории логики. А в микро-истории есть.

[1] Эдуард Успенский. Микрочеловечки: микроповесть-сказка. Художник Евгений Подколзин. Москва: Росмэн. 2014. Страница 5-я.

[2] Здесь же, страница 8-я.

[3] Здесь же, страница 9-я.

[4] Здесь же, страница 29-я.

Leave a Reply