Сверхъестественный арбитраж

Maik Miniola. Hellboi 2Освобождение всемирной сцены: немецкие медиумы и румынские вампиры смещаются на задний план, оставляя передний для двух главных героев истории — Хеллбоя, американского супермена, и русского колдуна Григория Распутина, в своё время Хеллбоя создавшего. В ходе битвы, развернувшейся между ними, Хеллбою удалось предотвратить наступление конца света, но победа его совсем не очевидна, поскольку отрицательна: да, нечто не состоялось, но ведь ещё надо доказать, что оно могло состояться. За толкованием победы противники обращаются к сверхъестественным, пусть не всегда независимым арбитрам, которые Хеллбою представляются «хаосом» — «с тобой говорит сам хаос», [1] – хотя в его мраке можно различить фигуры Гекаты и Баба-яги, а Распутину — непосредственно Бабой-ягой, которая была хранительницы его души. Арбитры присуждают победу Хеллбою: у Хеллбоя было предназначение — «ввергнуть мир в хаос», «пробудить сердце дьявола», «вознести на чело своё огненную корону», [3] – но своему предназначению он не менее чем троекратно говорит: «нет!» Отказ от предназначения грозит смертью, но оказывается, что это только пустая угроза, поскольку тот, кто отказывается от судьбы, сам себе дарует жизнь. [2] И значит, сам себе дарует предназначение и, следовательно, становится вровень с богами, поскольку только боги могут «совершать»  «чудо» жизни и судьбы. [3] А Григорий Распутин потерпел поражение, по крайней мере с точки зрения Бабы-яги. [4] Его поражение состоит в том, что он не смог уйти от собственной судьбы и подчинялся воле космического дракона даже тогда, когда, как ему казалось, он следовал собственным замыслам. «Может, детали» он придумывал «сам, но замысел исходил из той же холодной тьмы меж мирами», [5] которая всегда вела его. Баба-яга с полным основанием могла указать ему, что теперь он точно «не бог. Не царь. И даже не колдун». «В конце концов ты стал обычным человеком». И это, «возможно, и впрямь твой конец». [6] Нелегко сознавать себя полностью подвластным: «неужели я всего лишь пешка?» «Несмотря на то, что «мне не по душе это». [7] Душа его упрятана в корнях мирового дерева, на страже которого стоит Баба-яга. Распутин просит показать её избушку и, таким образом, открывает наряду с судьбой ещё одно обстоятельство, которое он не может преодолеть: он тоскует по родине. Румынский вампир Владимир Джуреску возрождался в полнолуние, но только в родовом замке: родина была ему необходима жизненно, и поэтому он оказался самым слабым демоном из трёх равных. У Хеллбоя нет родины. Известие о том, что он был рождён в области сверхвысоких температур, он истиной не считает. Избавляясь от своих адских рогов, [8] от отказывается не только от судьбы, но от своего народа и от родины. Григорий Распутин полон тоски: бабушка, избушка, душа. Хаос присуждает ему поражение.

[1] Майк Миньола. Хеллбой. Пробуждение дьявола: графический роман. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2015. Страница 120-я.

[2] Здесь же, страница 123-я.

[3] Здесь же, страница 124-я.

[4] Здесь же, страница 131-я.

[5] Здесь же, страница 134-я.

[6] Здесь же, страница 135-я.

[7] Здесь же, страница 134-я.

[8] Здесь же, страница 123-я.

Comments are closed.