Полный Хеллбой

Maik Miniola. Hellboi 1Волшебники порождают волшебников, надеясь увидеть в них рабов. Но волшебнику, который чувствует силу своего собственного волшебства, нелегко примириться с мыслью, что в этот мир он пришёл как раб. Таким волшебникам приходится объяснять их предназначение: «Ты не просто так оказался в нашем мире», «существо». «В этом был умысел. Тебя призвали, чтобы» «возглавить силы», которые обрушатся «на этот мир. Это твоё предназначение. Это твоя судьба». [1] Если существо не внимает этим словам, восстаёт и побеждает, на земле появляется новый волшебник. Косвенно о появлении новых волшебников и происходящем волшебстве свидетельствуют синонимы. Волшебники постоянно пребывают в мире систем, производящих синонимы, вроде системы «Конец света — Апокалипсис — Рагнарёк». Отсюда происходит ряд синонимов «чародей — колдун — супермен», каждая из частей которого порождает систему понятий, параллельную той, которая возникает в других его частях. Хеллбой, один из суперменов, пусть с некоторым оттенком иронии, может именоваться «мистером волшебником». [2] И чародеем, и колдуном, поскольку он порождён русским колдуном, которого «восемьдесят лет назад» в его «родной России» «во дворце князя Юсупова» «отравили», в него «стреляли», а затем бросили его тело «в ледяную Неву». Но «в этих холодных водах» Змей воззвал к нему и позволил воскреснуть. [3] Во время магического обряда, проведённого русским колдуном 23 декабря 1944 года при поддержке немецких медиумов и под присмотром американских специалистов по сверхъестественным явлениям, а также, видимо, при их противодействии произошёл инцидент, известный как «инцидент с Хеллбоем». [4] Предполагалось, что магический обряд должен будет изменить «ход войны и» подарить «победу рейху», [5] а вместо этого он подарил миру ещё одного волшебника, совсем ещё мальчика, пусть с рогами и хвостом, не только не способного переломить ход войны в пользу рейха, но немедленно оказавшегося в руках американских медиумов. Русский колдун уверяет немецких специалистов, что «промаха и не было», что он «дал ход событиям, которые нельзя ни повернуть вспять, ни отменить», [6] но для этих событий судьба нацистов представляет собой второстепенное явление. Американские солдаты тоже подозревали, что «нацисты — меньшее из того, о чём стоит беспокоиться». [7] Однако нельзя не видеть, что породив нового волшебника, колдун создал не только синоним, не только волшебника, но и противоположное себе существо — антоним, который однажды, примерно пятьдесят лет спустя после своего появления на свет, проявит себя во всём своём антагонизме и вступит в схватку с «хозяином», своим «истинным отцом в этом мире». [8] С русским колдуном. Победа в этой схватке означает не просто независимость супермена, но контроль над змеем, который жаждет свободы. [9] Русский колдун стремится освободить змея, супермен — оставить его в оковах. Но это не отменяет путей. по которым приходят в мир волшебники.

[1] Майк Миньола. Джон Бирн. Хеллбой. Семя разрушения: графический роман. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭлМедиа. 2015. Страница 63-я.

[2] Здесь же, страница 62-я.

[3] Здесь же, страница 65-я.

[4] Здесь же, страница 31-я.

[5] Здесь же, страница 15-я.

[6] Здесь же.

[7] Здесь же, страница 9-я.

[8] Здесь же, страница 55-я.

[9] Здесь же, страница 62-я.

Comments are closed.