Покорми своего тролля!

Prinzessa Lindagul'Еда, если речь об отношениях человека и тролля, является критерием этих отношений. Наиболее явственно это проявляется не в том, что отношения эти возникают обычно в годы, когда «засуха» сжигает «почти все посевы и всю траву», и вслед за ней приходят «голод и нужда», погибают «тысячи людей и целые стада скотины», [1] а в том, что тролль попадает в зависимость от того человека, который его покормил. Никто, ни человек, ни волк, ни ворон, ни кто-нибудь другой, не могут испытывать такой благодарности к покормившему их человеку, как тролль. Получив хлеб из рук человека, тролли не могут пожелать ему ничего плохого, «наоборот», [2] они стремятся сделать человеку добро, а в голодный год это только и значит — накормить его в ответ. Но покормить тролля можно только хитростью, потому что тролли знают об этой своей слабости, они очень внимательно следят за тем, чтобы не принимать от человека никаких подарков. Но голод сводит человека и тролля, он заставляет их меняться ролями, когда тролль как будто пленивший человека, попадает к человеку в зависимость, если тот его покормил, и наконец, еда венчает их отношения, когда тролль не только возвращает полученную от человека еду, возвращает, и то что получил, и то, что украл, но уступает что-то сверх того, может быть, «сотню маленьких козлят, нежных и хорошеньких, словно белые комочки мягкой пушистой шерсти», [3] или целый мешок волшебной пшеницы, которая вызревает за день. [4] Одним таким мешком можно накормить целый народ. Сначала человек кормит тролля, потом тролль кормит человека, да не одного, а всю его родню, деревню и страну. Понятно, что тролли так не любят принимать подарки от людей. Но критерий отношений человека и тролля не лежит на поверхности, он глубоко скрыт за феноменами воображения, которые на первый взгляд и составляют суть отношений человека и тролля. Но при первой же настоящей встрече с троллем, человек без труда убеждается, что тролль не таков, как о нём рассказывают: пусть у него «вместо бровей» «кусты растут, рот — до ушей, нос — толстый, словно репа, а вместо левой руки у него волчья лапа», [5] похож он при этом «на самого обыкновенного человека». [6] И следовательно, вся сила тролля покоится на способности создавать иллюзии. Если человек выдерживает взгляд воображаемых чудовищ, а выдерживает тот, кому нечего терять, и понимает, что дети, жена и односельчане, которые умоляют его уступить троллю, это лишь плод его воображения, мешок с пшеницей достанется ему. Пшеница, как и стадо козлят, при этом не иллюзия. Они настоящие. Они критерий отношений человека и тролля. Или, может быть, человека и воображения.

[1] Анна Валенберг. Кожаный мешок. — Принцесса Линдагуль и другие сказки. Перевод Людмилы Брауде. Художник Юлия Якушина. Москва: Махаон. 2013. Страница 13-я.

[2] Анна Валенберг. Подарок тролля. — Здесь же, страница 11-я.

[3] Здесь же.

[4] Анна Валенберг. Кожаный мешок. Страница 14-я.

[5] Анна Валленберг. Подарок тролля. Страница 6-я.

[6] Здесь же, страница 9-я.

Comments are closed.