Права и обязанности гарантийных человечков

Eduard Uspenskij. Garantijnye chelovechkiГарантийные человечки имеют право на жилище. В каждом бытовом приборе, поставленном на гарантию, есть жилое помещение. В часах с кукушкой есть «площадка-комната». «Там посредине стоял стол с самоваром. У одной стены была кровать с горой подушек, а у другой — верстак». «В комнате было очень чисто и всё как-то очень продумано. И вообще, она скорее напоминала не жильё, а старинный дом-музей какого-то известного учёного». [1] И не случайно, ведь и часовой мастер и его часы происходили из того времени, когда известные учёные обитали в домах старинного строя. А вот комната таксофонного гарантийного человечка была совсем иной: «новенькая, как с выставки современного оборудования. Кругом пластмасса, дерево и металл». «Сверкающие ручки, выдвижные кровати и уезжающие в стенку письменные столы». [2] Комнаты гарантийных человечков в швейной машинке, в радиоле и в холодильнике тоже отличались своеобразием. Трудно сказать, какова гарантийная комната в пылесосе: жил в ней ученик, вход в неё был похож на люк в танковой башне, видно, и внутри там было только место для спального мешка. К каждому праву на жилище прилагалось ещё одно, может быть, и негласное, но всё-таки право: гарантийный человек мог пользоваться теми возможностями, которые открывала перед ним жизнь внутри бытовых приборов. Радиомастер получал самые свежие известия. Телефонный мастер слушал телефонные разговоры: «что прикажете делать по вечерам? И потом, никто не запрещает». [3] Холодильный мастер пользовался хозяйскими запасами сыра и колбасы, хотя, надо сказать, отношение гарантийных человечков к хозяйской собственности очень строгое: когда ученик гарантийного мастера стащил у дочки хозяев пружинку, то это вызвало едва ли не нравственный кризис. И только то, что пружинка должна была послужить свободе гарантийных и может быть самой их жизни, кризис утишило. Но когда бы о пружинке узнало начальство, гарантийным не поздоровилось. Каждое жилище было обременено обязательствами, которые возлагались на гарантийных. Понятно, что они должны работать на своём объекте. Они должны поддерживать других гарантийных и, если необходимо, предоставлять им своё жилище. Но, главное, если требовалось срочно оставить объект, гарантийные не только должны были исчезнуть сами, но и сделать так, чтобы не осталось никаких следов от их жилища. Жилища растворялось в окружающем его бытовом приборе. Если это было жилище радиомастера — то в радиоле: «самовар превратился в колпак радиолампы, красная тахта — в изолирующую прокладку под мотор, а стол и стенные панели — в крышки для трансформатора высокого напряжения». [4] Легко и быстро складывалась комната и холодильного мастера. А вот комната в часах с кукушкой, видимо, не разбиралась, и если кто-нибудь замечал её, то воспринимал как часть часового механизма, ведь в часах с кукушкой, по крайней мере, живёт кукушка. Таковы были права и обязанности гарантийных: жить, работать и не оставить следов.

[1] Эдуард Успенский. Гарантийные человечки. Гарантийные возвращаются: сказочные повести. Рисунки Валерия Дмитрюка. Москва: аст. 2017 Страница 10-я.

[2] Здесь же, страница 54-я.

[3] Здесь же, страница 55-я.

[4] Здесь же, страница 122-я.

Comments are closed.