Перестройка мира и памяти

Uorren Ellis. Frikangely 3Девушка-медиум, а все фрикангелы занимаются какой-либо отраслью общественной жизни и могут служить воплощением этой отрасли, взявшая на себя обязанность поддержания порядка и расследований, «в своё время по ночам развлекалась, транслируя в» «комнату» других фрикангелов «свой голос: «я знаю. Что ты сделал, я чую запах твоей вины…» И так далее». [1] Розыгрыш не имел успеха: фрикангелам не сложно понять, откуда исходит голос. Не имеет смысла обращаться и к их личному чувству вины, ведь они помнят, что усилием объединённого сознания разрушили мир. На фоне этой общей вины все их последующие поступки перестают соотноситься с виной. После апокалипсиса они могут делать всё что угодно, к их вине это ничего не прибавляет. Однако, если даже на них не может быть вины, кроме той, что они устроили космическую катастрофу, они могли бы сознаваться в шалостях, проступках и ошибках. Но, оказывается, что даже такого рода признание не имеет для них значения, потому что никто из них не может быть уверен в том, что память, которой они обладают, это их память, а не результат внешнего конструирования. Создатель их памяти, возможно, находится вне круга фрикангелов, ведь полная история их жизни ещё не открылась. Но и без того ясно, что одни из них подчиняют память своих товарищей или стремятся к этому, — память людей для них не представляет сложностей, — и делают их своими рабами, несмотря на то, что кто-то, может быть, считает призывы в духе «я пришёл сделать из вас всех зомби» «хренью». [2] Признание означает здесь лишь только отклик на запрос об изменениях, которые внесены в память: да, признаюсь, изменения внесены. Но теряет смысл вообще всякое документальное свидетельство, — например, дневник, — а у фрикангелов есть свой летописец. Очевидно, что летопись фрикангелов, будь она обычным историческим свидетельством, в условиях постоянно перестраиваемой памяти обернётся сплошным вымыслом, рассказом о невероятных событиях и фантастических существах. Усиливает фантастическую сторону подлинных свидетельств и то обстоятельство, что фрикангелы постепенно учатся восстанавливать ими же разрушенные материальные объекты, например, здания. Едва ли не с детства они умели врачевать свои раны. И эта их способность распространилась теперь на самоё их жизнь — фрикангелы обрели бессмертие. Никто не может расправиться с ними — ни они сами, ни люди. Не всё у них получается, но не трудно предположить к чему идёт дело: однажды они смогут восстановить разрушенный ими космос. Потребуются уступки для этого: летописец исчезнет, а вместе с ним и летопись. [3] Видимо, всё будет сведено к мудрости одного четырнадцати летнего человека, в голове которого, раз уж нет доказательств, и разыгралась вся эта история. Мир будет восстановлен. Останутся швы, нестыковки, неточности, которых раньше не было. Но никто ничего не вспомнит. И никто ни в чём не будет виноват.

[1] Уоррен Эллис. Пол Даффилд. Фрикангелы: комикс. Книга 4. Перевод Галины Соловьёвой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2015. Страница 139-я.

[2] Здесь же, страница 104-я.

[3] Здесь же, страница 144-я.

Comments are closed.