Мосты против викингов

Dzhon Heiwud«Викинги никогда не упускали случая воспользоваться бедствиями и потрясениями». [1] Скорее, однако, поскольку бедствия и потрясения — явления в первую очередь природные, природа пользовалась викингами. Пусть цели природы не ясны, но безбедное существование человеческих поселений в них не входит. В этом смысле викинги — явление природное в ряду прочих. А явление природное нужно в первую очередь пережить. Современники викингов хорошо это понимали. Поэтому борьба франков с викингами состояла из уступок, как если бы они уступали наводнению, посильного сопротивления и строительства, как если бы речь шла о строительстве ирригационных сооружений. Карл Великий, уяснив себе природу викингов, «сосредоточил корабли, войска и укрепления в устьях крупнейших рек империи» [2] и таким образом на двадцать лет обезопасил империю. Его наследники не ставили норманнскую угрозу на первое место в списке своих забот — для них «важнее было воевать с другими претендентами на трон и препятствовать» «их попыткам узурпировать королевскую власть», [3] — и не могли ставить, поскольку норманны явление природное. Для них есть другой список забот: засухи, наводнения, глад и мор. Не случайно нежелание рядовых франков, а то и самих королей, воевать с викингами: нельзя воевать с дождём. С викингами сражался Господь. Это он неоднократно обрушивался на них: «разгневанный разорением» в 845 году в окрестностях Парижа “многочисленных святынь» «он наслал на викингов мор» и уморил более шестисот из них. После этого, напуганные божественным вмешательством, викинги не появлялись на Сене в течение нескольких лет. Таким жестоким способом Господь останавливал викингов многократно. Но викинги не были единственным инструментом природы: если они не могли достигнуть целей, поставленных природой, она обращалась к другим средствам. Нападение викингов на Дорестад, расположенный на Рейне, одно из самых богатых торговых поселений их времени, приводило лишь к тому, что город восстанавливался, увеличивал торговые обороты и богател. Тогда река изменила русло, и город зачах. «Квентовик, важнейший после Дорестада торговый город в франкских землях», тоже пережил набег викингов, но «пришёл в полное запустение» только после того, как «река, на которой он стоял», полностью заилилась. [4] Понятно в связи этим неприятие, которое испытывали короли к крестьянским движениям, стремившимся бороться с викингами партизанскими средствами, [5] ведь это могло привести к разливу более страшного природного бедствия — крестьянской войны. Викингов могло остановить только укрепление морских берегов и регулирование речных потоков. Строительство укреплённых мостов затруднило их движение. Не обязательно мосты давали результат, но в 885 году парижане, перегородившие Сену двумя мостами, не пустили викингов вверх по реке и защитили значительную часть королевского домена от разграбления. Викинги остановились и эта их остановка, «как мы теперь понимаем, стала переломным моментом в войне франков против норманнских пришельцев». [6] Но мост не был франкским открытием. Мост — открытие империи.

[1] Джон Хейвуд. Люди Севера: История викингов. Перевод Николая Мезина. Москва: Альпина-нон-фикшн. 2017. Страница 127-я.

[2] Здесь же, страница 111-я.

[3] Здесь же, страница 115-я.

[4] Здесь же, страница 120-я.

[5] Здесь же, страница 123-я.

[6] Здесь же, страница 129-я.

Comments are closed.