Волшебное прибежище

Aleksandr Semenov. Zapisnaia knizhka volshebnikaВолшебство не действует на алфавит, он сам по себе волшебство. Поэтому волшебники, когда заводят записную книжку, ведут её строго в порядке русского алфавита. Делают только тридцать три записи, если у них хватит волшебства для записи «Ь» и отдельно для «Ъ». Название последней записи совпадает с тридцать третье буквой алфавита и является утешением для читателя, который к этому времени понял, что большая часть волшебства — это словесные ухищрения. Словесное волшебство, если в нём нет настоящего волшебства, например, любви, не настоящее. А настоящее волшебство закончилось из-за того, что большое волшебное бревно было превращёно в обыкновенные брёвна, из которых волшебник построил себе обыкновенную избу. Наступила великая волшебная сушь. Человек, который привык купаться в волшебстве, переживёт её, если только окуклится. Или, другими словами, уйдёт в «Я». Ведь «это наше «Я» удивительное». «Мы все смотрим на тебя снаружи. И только один ты — изнутри. Ты как будто сидишь внутри мудрёной машины. И управляешь ею. Необыкновенная это машина. Другой такой нет». [1] Понятно, что есть, потому что «и все остальные люди — такие же удивительные, волшебные «Я». [2] Но твоё «Я» позволит тебе отстранится от того, что происходит снаружи. В этом его главное волшебное свойство. «Я» сидит в кабине — твоей голове — и оттуда подаёт команды. Прикажет ногам — и они играют в футбол или прыгают по клеточкам «классиков». «Всем управляет это твоё «Я». [3] И это тоже неправда. Потому что есть другие «Я», и они тоже хотят управлять. Они могут попросить твоё «Я» не смотреть, не говорить, не ходить. Ты говоришь: «Бабуля! Я пойду погуляю». [4] А бабуля скажет: «Сначала каша». И скорее всего, ты не пойдёшь гулять. Но бабуля — это не самое страшное препятствие на пути твоего «Я». Хотя и кажется, что между тобой и твоим «Я» нет никакого разницы — «командуешь этими замечательными руками ты сам, твоё «Я» [5] — но нельзя обмануть язык, который различает «тебя самого» и твоё «Я». Что-то здесь не так. Как бы твоё «Я» не усохло вместе с волшебством. Пусть. Но пусть продержится до наступления нового волшебства. Ведь не может быть, чтобы волшебство ушло безвозвратно. Может быть, оно уходит и приходит, как времена года. Те, кто не  воспользуется «Я», могут обратиться к волшебному «Ы», которое из одной вещи делает много других, таких же. Или, говорит волшебник, если не поможет ни «Я», ни «Ы», можно обратиться к волшебной географии. Вася, сын волшебника, после того как его жена с ним громко и строго поговорила, перенёс отцову деревню на море, а потом, чтобы было ближе ездить, море — в деревню. [6] Теперь он рубит дрова и купается в море, собирает на пальмах кокосы, а под пальмами — подберёзовики. А ты укройся в «Я». Там и загорай.

[1] Александр Семёнов. Записная книжка волшебника: сказки. Рисунки А. Семёнова. Москва: Детская литература. 1990. Страница 57-я.
[2] Здесь же.
[3] Здесь же.
[4] Здесь же.
[5] Здесь же.
[6] Здесь же.

Comments are closed.