Положись на Большой рассказ

Braian Von SagaРассказчица рождается прежде своего рассказа. В ответ на крик матери — «Я что, сру? Почему у меня такое чувство, будто я сру?» [1] – она может спокойно заметить: «вот так и происходит рождение идеи». [2] Другими словами: «ты, не срёшь, а рождаешь прекрасное дитя, девочку, которая унаследует от тебя стрекозиные крылья, от отца великолепные архаровые рога». Сейчас её рожки и крылышки едва заметны: крылышки, согласно культурной традиции, подлежат обрезанию, рожки, наверное, — обламыванию. О судьбе крыльев и рогов ещё ничего не известно: рассказчица не дала знать, крылата ли она, рогата? Мать и отец её принадлежат к враждебным расам: мать происходит с планеты Лэндфолл, отец со спутника — планеты Венец. На Венце говорят на эсперанто, на Лэндфолле — на английском. Свою вражду эти две расы перенесли во Вселенную. Мать и отец рассказчицы познакомились на Кливе — «древнем комке грязи, вращающемся вокруг тусклой старой звезды», [3] – где шли тяжёлые бои: отец дезертировал из армии, но попал в плен, а мать была назначена его охранять, и из армии тоже бежала. На уровня идей, к которым отчасти принадлежит новорождённая, это означает, что идея рождается из идей-дезертиров, которые не только порождают новую идею, но бегством своим нарушают целостность исконных, природных идеальных систем. Обычно дети рождённые от родителей, принадлежавших к враждебным расам, живут недолго. И беспокойства не вызывают. Рассказчица, прожившая три дня, требовала принятия срочных мер. И на Лэндфолле, и на Венце решают уничтожить её родителей, но ребёнка, по крайней мере, на Венце приказывают доставить в целости и сохранности. Вина отца рассказчицы, состоит не только в том, что он нарушил военную присягу, но и в том, что он, вступив в связь с вражеским солдатом», «предал Нарратив». [4] Нарратив с большой буквы, Великий нарратив, Большой рассказ, в котором жители Венца пребывают пожизненно. Так же, надо думать, как жители Лэндфолла. Решить проблему родителей рассказчицы берутся венцские фрилансеры, видимо. это писатели, не имеющие постоянных контрактов с издателями, на Лэндфолле — монитороголовые человеко-роботы, тоже, судя по всему, писатели. Им и предстоит латать дыру в Нарративе. Новорождённая, коли всё обратилось против неё, может рассчитывать только на то, что Нарртив поддерживается какой-то другой силой, расой, интересы которой выше интересов рас, устроивших вселенскую бойню. Проблема может быть выражена другими словами, если обратиться к новорождённой рассказчице не как к идеальной сущности, а как к девочке, рождённой в предельно враждебном к ней мире: «и каким идиотам пришло в голову дать жизнь ребёнку в этом говённом мире?» [5] Вопрос содержит ответ: почему не дать новому человеку задаться старым вопросом? Ведь, задавая его, чувствуешь себя сильным, справедливым, нравственным человеком, следовательно, человеком, который надеется: Нарратив поддерживают высшие силы. Они поддержат и твоего ребёнка. Рассказчика.

[1] Брайан К. Вон. Фиона Стэплз. Сага: комикс. Книна 1. Перевод Анны Логуновой. Санкт-Петербург: ЭксЭл Медиа. 2014. Страница 5-я.

[2] Здесь же.

[3] Здесь же, страница 21-я.

[4] Здесь же, страница 40-я.

[5] Здесь же, страница 41-я.

Comments are closed.