Нет работы для антинорманистов

Dzhon HeiwudВклад викингов в историю Англии огромный. Он значительно превосходит влияние, которое они оказали на историю России. Связано это в первую очередь с тем, что в Англию пришли не только дружины, но народы, десятки, а может быть, и сотни тысяч человек, и воинов, и женщин, и детей, составивших не только правящую верхушку, но и добрую часть населения страны. Там, где действовали не датские викинги, которые являются близкими родственниками англов и саксов, а норвежские, «поселенцы оставили долгую генетическую память». «Половина современного населения Уиррела имеет те же своеобразные генетические маркеры, что и население Норвегии». [1] Ещё более яркие свидетельства дают английский язык и топонимика, которые полны заимствованиями из норвежского и датского языков. [2] Но главное, что сделали датские и норвежские викинги, они стали пусть невольным, но важнейшим фактором создания единого английского государства и единого английского народа. И не только как фактор внешней угрозы. «Объединение Англии уссекской династией было, несомненно, одним из самых важных итогов эпохи викингов». Теперь кажется, что «нет никаких оснований считать, что оно произошло бы (и именно таким образом) и без вмешательства норманнов», [3] хотя это ни откуда не следует. Накануне прихода норманнов англы и саксы были разбиты на четыре королевства, не считая того, что они вообще держались местной власти, а до этого они знали и семь королевств. Нет никаких оснований считать, что они не смогли бы образовать историю семи государств, доживших до современности, и семи современных народов. Но викинги «смешали сложившийся в Англии расклад сил и, уничтожив всех иных претендентов, позволили уэссекской династии объединить страну». [4] Такое же влияние они оказали и на самосознание англосаксов. «Некоторое осознание национальной общности возникло ещё до эпохи викингов», [5] но начали её осознавать не сами англы и саксы, а «франкские хронисты» шестого века, которые, «затрудняясь определить границу между англами и саксами, придумали термин «англосаксы». [6] Но англы и саксы эту границу не могли не видеть, поскольку говорили на нескольких, пусть близкородственных диалектах германского языка, для которого у них было, конечно, общее название. [7] Только в ходе противостояния язычникам-викингам они стали называть себя anglecynn [8] и только часть их, поскольку многие англосаксы сражались на стороне данов или норвежцев. «Местные традиции независимости не просто искоренить, так что мерсийцы, нортумбрийцы и восточные англы нередко дрались вместе с данами против западносаксонских завоевателей». [9] Они защищали своё родное королевство Данелаг, созданное датчанами, теми же германцами. То, что Англию объединила династия королей Уэссекса — это случай. В борьбе участвовали датчане, ирландцы, шотландцы, норвежцы и смешанные, например, норвежско-ирландские династии. Династию для единого королевства могли дать датчане. Не дали. Интересно послушать спор английских норманистов и антинорманистов.

[1] Джон Хейвуд. Люди Севера: История викингов. Перевод Николая Мезина. Москва: Альпина-нон-фикшн. 2017. Страница 102-я.

[2] Здесь же, страница 102-я и страница 97-я.

[3] Здесь же, страница 106-я.

[4] Здесь же.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же.

[7] Здесь же.

[8] Здесь же, страница 103-я.

[9] Здесь же, страница 102-я.

Comments are closed.