Голограмма Средневековья

Vladimir Sorokin. ManaragaСредневековье — это время, когда Бог видит человека. Где бы не находился человек, чем бы не занимался, о чём бы не думал, Бог знает его координаты, следит род его занятий и слышит его мысли. Бог знает и пути человеческие, расписывает их и направляет человека по ним. Представление о Средневековье, как времени хозяйственного, транспортного, научного и бытового упадка неверны. Во всяком случае несущественны. Неверно и то представление, согласно которому Средневековье было временем укромного существования: какое уж тут укромное существование, когда Бог видит. Бог приближает читателя к пониманию концепции Средневековья, которую выдвинул Владимир Сорокин. Средневековый человек видим, прозрачен, то есть видим изнутри, понятен. Внешние признаки и нового Средневековья второстепенны, хотя могут составить канву жизни, как это происходит с цеховыми организациями вроде цеха поваров, book’n’griller’ов, которые готовят на горящих книгах. Горящие книги не характерны как для нового Средневековья, так и для старого, потому, хотя бы, что необыкновенно дороги. Горящие книги принадлежат эпохе Гутенберга. В новом Средневековье они только часть производства. пусть запрещённого. Не составляет нового Средневековья распад великих государств на отдельные королевства и княжества, поскольку никак не сказывается на способности человека перемещаться по миру. Новое Средневековье составляют несколько изобретений, позволяющих, — не Богу, который в них не нуждается, но тому же братству ремесленников, — в реальном времени получать сведения о том, где человек находится, по какому маршруту движется, что думает, как себя чувствует и в целом как он выглядит. Человеку всегда сопутствуют несколько блох — микрокомпьютеров. Предполагается, что блохи, как это было с древними, до-средневековыми компьютерами, говорят человеку о мире, на самом деле, блохи сообщают миру о человеке. Некоторые блохи укреплены непосредственно в мозге. Технической необходимости в такой операции нет, поскольку и внешние блохи всё знают о человеке, и в целом Средневековье устроено таким образом, что без компьютеров нельзя обойтись, но есть необходимость дополнительного ограничения человека: если компьютер установлен в мозге, то избавление от него будет стоить похода к нейрохирургу. За выход из Средневековья надо платить. Совокупность компьютеров, своих и чужих, различных источников излучений, которыми Средневековье полно, позволяет получать постоянную голограмму человека. Хотя голограмма подаётся ещё как нечто требующее специальных усилий и особых условий — «к проштрафившимся поварам у нашей службы безопасности внимание особое. Ты этого не знал», [1] – но это только словесные уловки. Голограмма — дело обычное. Разумеется, существуют и «маскировочные голограммы», [3] но получить их можно только при помощи новейших защитных средств. Маскирование своей голограммы, обращение к рукописям — «к нарисованным вручную маршрутам», отказ от «электронной навигации», отказа от «гологамм» вообще [4] — ни к чему не ведёт. Ведь блоха сидит на варолиевом мосту: голограмма создаётся не только при помощи технических средств, но и при помощи глаз. В старом Средневековье всё видит Бог. В новом Средневековье всё видит цех.

[1] Владимир Сорокин. Манарага: роман. Москва: аст: corpus. 2017 Страница 124-я.

[2] Здесь же, страница 107-я.

[3] Здесь же, страница 108-я

Comments are closed.