Первый антикрестовый поход

Dzhon Heiwud«Выдающийся нортумбрийский», британский, «учёный Алкуин», [1] преподаватель «дворцовой академии при дворе императора франков Карла Великого в германском Аахене», [2] должен быть назван идеологом норманнского движения, хотя, конечно, норманны ни о каком Алкуине не слышали и своим идеологом считали бога Тора. Да и сам Алкуин вряд ли согласился бы с этой ролью идеолога кровожадных северных варваров. Тем не менее идеология норманнов создана им, да так, что до сих пор никем не поколеблена. Откликаясь на разграбление викингами монастыря Линдисфарн в Северном море, Алкуин писал: «мы и наши отцы жили на этой благословенной земле без малого три с половиной века, и доныне в Британии не видели таких зверств, какие мы терпим нынче от рук язычников. Кто мог бы помыслить такое бесчинство? Храм святого Куберта», именно монастырь Линдисфарн, — «главная святыня Британии — залит кровью служителей Господа, лишён всякой утвари, отдан на разграбление поганым… Кто этого не убоится?» [3] Надо сказать, что каждый пункт этого заявление есть бессовестное преувеличение. Людей, которые «не убоялись» в Британии было довольно: «англосаксы», которые и сами были завоевателями, «никогда не боялись драки и, если удавалось вступить с норманнами в сражение, чаще побеждали». [4] Жестокость, которая приписывается норманнам, была свойственна и англосаксам, достаточно вспомнить некоторые  виды казней, к которым они прибегали. [5] Монастыри разорялись и до нападения на Линдисфарн, который, к тому же, очень быстро восстановился: «многие монахи, в том числе епископ», «спаслись от норманнов. Уцелели и драгоценные монастырские мощи, и многие другие сокровища», а «удивительное, затейливо иллюстрированное Линдисфарнское Евангелие» ныне можно увидеть в Британской библиотеке. [6] Вообще, в череде прочих военных событий, включая гражданскую войну, которую вели в это время английские короли, первое нападение норманнов было третьестепенным событием. Преувеличение, однако, есть черта идеологии. Жестокие северные язычники нападают на беззащитные христианские монастыри! Беззащитность монастырей тоже преувеличена, тот же Линдисфарн находился в восьми милях от резиденции короля. Преувеличения, которые допускает Алкуин, покоятся, впрочем, не на частном случае, а проблеме, которую северные народы представляли, и не в силу своей воинственности, а в силу своего язычества. Алкуин, находившийся при дворе корля франков был об этой проблеме осведомлён, поэтому он говорит о движении норманнов как о религиозном движении, как о движении, направленном против христианства. Норманны не подозревали и этого. Но ответ, который они должны были получить, не зависел от их подозрений, а от воли христиан к единству. Может показаться, что Алкуин «осмыслил линдисфарнские события» только «как моральную проблему». [7] На деле, призывая королей «пересмотреть свой образ жизни и образ жизни подданных» ради того, чтобы Господь «в ответ непременно разбил норманнов», [8] он призывал к войне.

[1] Джон Хейвуд. Люди Севера: История викингов. Перевод Николая Мезина. Москва: Альпина-нон-фикшн. 2017. Страница 67-я.

[2] Здесь же, страница 68-я.

[3] Здесь же, страницы 67-я и 68-я.

[4] Здесь же, страница 74-я.

[5] Здесь же, страница 79-я.

[6] Здесь же, страница 71-я.

[7] Здесь же, страница 70-я.

[8] Здесь же, страница 71-я.

Leave a Reply