Идеальный народ

Skazki i predaniia nganasanПредание об идеальном народе — о «шитолицых, покрытых шерстью». Шитолицыми нганасаны называли тунгусов, живших не в тундре, а в лесах. Но шитолицые, покрытые шерстью — это другой народ, который обладает всеми возможными признаками, отличающими один народ от другого, не имея признаков объединяющих, кроме того, что принадлежит ещё людям, хотя находится уже у границы человеческого. Первые отличия антропологические: люди этого народа покрыты шерстью, у них длинные ноги, они вообще большие, у них два сердца. Одно из сердец тоже покрыто шерстью. [1] Психологическим свойством этого народа является постоянный смех: “Какой это гость? Всё время смеётся». [2] Гость ловок, быстр и силён. Идеальный народ не ест нашу еду: «Насилу немного губами прихватил он еды. Поел и говорит: — Я устал, потому и не ел». [3] Гость отговаривается. Мы еду идеального народа тоже есть не будем. Они одеты в особую одежду, иногда вообще не надевают парку: «шитое лицо, без парки, покрытый чёрной шерстью». [4] У них свой язык. Особенность этого языка состоит в том, что мы их язык понимаем, но они наш язык не понимают. «Лицо его расписано. Языка тунгусов не знает. На другом языке говорит». Но «тунгус этот язык знал». [5] Такое соотношение знания языков указывает, видимо, на то, что идеальный народ пришёл из прошлого: мы можем понимать прошлое, но прошлое не может понимать нас. Возможно, он — наш предок, но мы это не признаём. У них нет дома: «чума нет, только нарта есть». [6] Есть оружие, но это оружие особое: слишком твёрдые луки, необыкновенные копья, для которых не всегда находятся определения. Тунгусы понимают, что это «иные люди», и эти люди сами понимают, что находятся вне привычной людям культуры: « — Какой ты человек? — Я дикий человек, — отвечает гость». [7] Нахождение вне культуры вызвано, впрочем, тем, что у идеального народа слишком много качеств, отличающих его от других. Это сверхкультурный народ. У него есть своя история — пройденный путь. Никто по его путям не ходит, если только нет военной необходимости. Она непременно возникает, поскольку люди добывают оленей, а шитолицые, покрытые шерстью, — людей. Войны против идеального народа получают идеальный характер — они направлены на то, чтобы полностью истребить его. Поздние предания, правда, смягчают это обстоятельства, делая различные исключения в угоду каким-то новым обстоятельствам, например, понятию греха. [8] Или суда. Или осуждения, хотя говорится: «если ты что-нибудь захочешь делать, делай, как думаешь». [9] Но уже ясно. что за это «что хочешь» придётся немало заплатить. Идеальный народ. правда. всё равно исчезнет.

[1] Гость с собаками: вариант 2 — Мифологические сказки и исторические предания нганасан. Москва: главная редакция восточной литературы издательства «Наука». 1976. Страница 207-я.

[2] Здесь же, страница 206-я.

[3] Гость с собаками: вариант 3 — Здесь же, страница 207-я.

[4] Оставленный топор: вариант 1 — Здесь же, страница 201-я.

[5] Гость с собаками: вариант 1 — Здесь же, страница 204-я.

[6] Здесь же.

[7] Гость с собакой: вариант 5 — Здесь же, страница 210-я.

[8] Дюнто. — Здесь же, страница 214-я.

[9] Кабюмэ фату. — Здесь же. страница 198-я.

Leave a Reply