Исправление пройденного

Skazki i predaniia nganasanЖизнь можно исправить. Нганасаны представляли жизнь, а может быть, и время в виде пройденного пути. Пройденный путь нельзя увеличить и уменьшить по собственному разумению, но можно изменить события, произошедшие в пути, пусть исправлять события опасно. Сомату и тунгус бегут от шитолицых, но вдруг вспоминают, что сомату забыл в пути топор: «как буду бросать этот топор? — говорит сомату. — Это моего деда топор». [1] Это может быть и «отцовский топор». [2] Товарищ советует бросить топор — опасность слишком велика, — но сомату не внимает ему, возможно, потому, что события нашей жизни связаны с событиями жизни отцов и дедов, связь эта существенная, даже материальная, ведь мы ходим по тем путям, по которым и они ходили, и на этих путях был топор, а теперь его не будет, и это будет влиять на нас. Сомату находит топор, возвращается назад, избегнув опасности и отменив их для будущего. Более мелкие события, а также события, из которых составляются временные петли, когда одно исправленное событие требует исправления ещё одного события, и человек оказывается в ловушке вечного возвращения, можно не исправлять: «на моём учаге осталось самое доброе седло и повод с железным концом», — говорит сомату. — «Хочу я за ним вернуться». Но тунгус возражает: «Это неважное имущество. Лучше не возвращайся». И сомату соглашается. [3] Но исправить можно и чужую жизнь, поскольку чужая жизнь — тоже есть путь. И это исправление может быть враждебным. Прошлое есть место постоянных столкновений. В прошлом, на пройденных путях, идут войны. Но это не войны прошлого, а войны настоящего, влияющие на будущее. Когда человек сталкивается с «каким-то иным человеком», [4] в котором как раз опознаёт человека, пришедшего из прошлого, в котором не только нганасан, но не было ещё тунгусов, то человек выходит на путь, пройденный этим «иным человеком» и при необходимости разрушает его. Находятся здесь приготовленные луки — «беда тугой лук! Тетива из двух верёвок свита» [5]  — ломает их. Находятся приготовленные нарты с привязанными собаками, с луками, с едой — всё разоряет. Разрушив чужое прошлое, человек одерживает победу и над ним, когда тот, обратившись к пройденному пути, ничего там не находит. Не находит прошлого. Разрушая чужой путь, человек, конечно, исправляет и свой, поскольку «иной человек», по его словам, был родственник человека: «наши отцы в старину братья были. Оттого я пришёл гостевать», [6] — утверждал он. Его путь, возможно, был нашим путём, но теперь — нет. Теперь люди ушли в тундру — «всегда в одной земле живут». [7] По своим путям ходят. Одно прошлое сохранили, другое — оставили.

[1] Оставленный топор: вариант 1. — Мифологические сказки и исторические предания нганасан. Москва: главная редакция восточной литературы издательства «Наука». 1976. Страница 198-я.

[2] Оставленный топор: вариант 2. — Здесь же, страница 202-я.

[3] Оставленный топор: вариант 1. — Здесь же, страницы 201-я и 202-я.

[4] Гость с собаками: вариант 1. — Здесь же, страница 204-я.

[5] Здесь же.

[6] Гость с собаками: вариант 3. — Здесь же, страница 207-я.

[7] Гость с собаками: вариант 1. — Здесь же, страница 205-я.

Comments are closed.