Наилучшие рекомендации

Vladimir Shkerin. Ot tainogo obchestvaУральская поездка сделала С.Д.Нечаева знатоком старообрядчества и немало способствовала его служебному продвижению. Кажется, что женитьба на племяннице обер-прокурора Святейшего Синода тоже имела своё значение, но даже если выбор нового чиновника происходил только среди родственников обер-прокурора, вряд ли среди них нашёлся бы ещё один человек не только «деятельный и разносторонне образованный» [1] как С.Д.Нечаев, но имевший «программу, созданную по результатам проведённого на Урале исследования». [2] На службу в Синод он поступил в 1828 году, на следующий год замещает обер-прокурора во время отпуска, а в 1833 году сам становится обер-прокурором. За три года в этой должности он успел многое. “Новые обязанности», которые С.Д.Нечаев, «взвалил на себя», [3] важны в первую очередь в историческом смысле, поскольку позволяют ещё раз оценить те рекомендации, которые он получил как участник декабристского движения. Конечно, вряд ли на эти рекомендации может повлиять то обстоятельство, что С.Д.Нечаев в силу своих должностей стал членом комитета, под наблюдением которого происходила перестройка дома купчихи Кусовниковй, определённой под здание Синода, включая сюда соединение его через арку со зданием Сената. [4] Тем не менее оно имеет символическое значение и не только в том значении, что С.Д.Нечаеву приходилось «следовать по лесам за Николаем Павловичем, который нередко приезжал на стройку и потом сам на месте переменял назначение присутственных зал», [5] но в том, что согласно этой перестройке «площадь» перед Сенатом «обрела подобающий её значению державный вид». [6] Архитектурный аргумент мог бы стать решающим в отмене декабристских рекомендаций, но в значительной части он ослабляется или даже уничтожается известной способностью человеческой природы к изменениям. К этому времени С.Д.Нечаев не писал и стихов, но это не значит, что он их никогда вообще не писал. Новые обязанности С.Д.Нечаева вернули к жизни некоторые декабристские связи, но они, несмотря на то, что осложнялись личным, получили по большей части служебный характер. Недоброжелателям С.Д.Нечаева в Синоде было известно о его прежних отношениях «с такими активными участниками» декабристского «восстания как А.А.Бестужев, К.Ф.Рылеев, В.К.Кюхельбекер», [7] но в вину эти отношения ему никто не ставил и даже те, кто в своё время выступал за четвертование Павла Пестеля. [8] И это при том, что прочие декабристы ещё пребывали в ссылке, каторге или в солдатах. Отставка С.Д.Нечаева с должности обер-прокурора произошла скоро, но вызвана она была новыми причинами. С.Д.Нечаев «фактически лишил церковных иерархов, присутствовавших в Синоде, контроля над финансами православной церкви». [9] Хотя эта причины невелика. Главное, у него была задорная, провокативная манера общения, развязывавшая языки, за что многие, видимо, и претерпевали. А следовать за декабристами никто не желал.

[1] Владимир Шкерин. От тайного общества до Святейшего Синода: декабрист С.Д.Нечаев. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета. 2005. Страница 266-я.

[2] Здесь же, страница 267-я.

[3] Здесь же, страницы 266-я и 267-я.

[4] П.С.Мещерский, цитата. — Здесь же, страница 267-я.

[5] Пётр Бартенёв, цитата. — Здесь же, страница 268-я.

[6] Владимир Шкерин… — Здесь же.

[7] Здесь же, страница 305-я.

[8] Здесь же, страница 304-я.

[9] Здесь же, страница 279-я.

Leave a Reply