Расплата

Anna Komnin. AleksiadaНет дела более выгодного, чем военная победа. Алексей выиграл войну с Робертом, но выиграл её невоенными средствами. Или, как говорит Анна, «Алексей неоднократно терпел на войне поражения, бессчётное число раз вновь нападал на кельтов и, наконец, с Божьего соизволения, вернулся увенчанный победой». [1] Империя столкнулась с хорошо вооружённым, обученным, стойким, умным противником, обладавшим, кроме указанных качеств, отличной разведкой. Тактические уловки, к которым прибегал Алексей, не имея других преимуществ, становились известны противнику едва ли не в момент обсуждения. Победа Алексея была в первую очередь дипломатической. Он привлёк на свою сторону германцев и обеспечил Роберта вторым фронтом, ненадёжным, но имевшем для него роковые последствия. Участие в войне германцев стоило, однако, империи огромных средств. Алексею удалось привлечь на свою стороны и венецианцев. Их флот стал той силой, которая внесла решительный вклад в победу. Но плата, которую запросили за своё участие в войне и успешные действия на море была такова, что Империи выгоднее было бы проиграть войну Роберту, чем оплачивать участие в ней венецианцев. Алексей вынужден был «дать им право беспошлинной торговли, где им заблагорассудится, разрешил не вносить в казну ни обола в виде таможенной или какой-либо иной пошлины и вовсе не подчиняться ромейской власти». [2] Империя капитулировала перед своим союзником. Внутри Византии разрасталась Венеция, которая и без того занимала в ней немалое место. Мятеж графов против Боэмунда, сына Роберта, ставший одним из важнейших событий войны, получил поддержку Алексея, который обещал мятежникам «всяческие титулы и бесчисленные милости. Он обещал также принять к себе тех, кто пожелает за плату служить ему, и назначить им жалованье по их воле». [3] И свои обещания выполнил. Гибель Роберта, возможно, тоже произошла в результате заговора, который тоже потребовал немалых средств, поскольку заговор возник среди наиболее приближённых к герцогу людей. Вообще, Алексей «не скупился на обещания и подарки», [4] к какому бы делу он не приступал, и это при том, что изыскивая средства, ему приходилась прибегать к самым крайним мерам, включая конфискацию церковного имущества, которые вызывали недовольство и смуты. На стороне Империи выступили стихии — снегопады посреди лета, внезапно пересыхающие реки, эпидемии, бури, — которые преследовали войско Роберта и его самого до самого конца. Кажется, что стихии не должны требовать платы, но Империя расплатилась и за эту поддержку, столкнувшись во время войны и после с необъяснимыми интеллектуальными и духовными конфликтами. Военная победа, которая достигается неявными средствами, к которым прибег Алексей, и сама бывает неопределённой, зато многих искушает прояснить её. Вернувшись с победой, император тут же узнаёт, что «на него надвигается туча других врагов», которых он собирается одолеть известными способами и немедленно приступает к «новому сбору денег». [5] Враги выстраиваются в очередь.

[1] Анна Комнина. Алексиада. Перевод Я.Н.Любарского. Санкт-Петербург: Алетейя. Издание 3-е, исправленное и дополненное. 2010. Страница 109-я.

[2] Здесь же, страница 134-я.

[3] Здесь же, страница 121-я.

[4] Здесь же, страница 135-я.

[5] Здесь же, страница 109-я.

Comments are closed.