Признаки империи: остров

Anna Komnin. AleksiadaИмперия требует острова, который служил бы ей военной и духовной опорой. Видимо, имея в виду такой остров, Анна говорит об изначальной территории империи: «трудно представить себе, как далеко вширь простиралось» «владычество Ромейской империи: Египет, Мероя, вся страна троглодитов и земли расположенные рядом со знойной зоной; в другую сторону — Фула и жители северных стран, над головой которых находится Северный полюс». «Границами Ромейской державы были Столпы, которые обозначали наши пределы на Востоке и Западе. Западные назывались Иракловыми, восточные, находящиеся где-то у индийской границы — Дионисовыми». [1] Иракловы столпы — это Гибралтар. [2] Дионисовы столпы — это восточный предел, которого достиг, путешествуя по Азии, Дионис, но где они находятся точно не известно. [3] Главное в этом списке — Фула, остров, который являлся для империи источником силы и верности. Когда на византийском троне утвердился Алексей, отец Анны «восточную границу Ромейского владычества образовывал соседний Боспор, западную — Адрианополь. Однако Император Алексей, можно сказать, обеими руками нанося удары по наседающим на него со всех сторон варварам, действовал из Византии как из центра и расширил территорию Империи: западной границей он сделала Адриатическое море, а восточной — Тигр и Евфрат». [4] Империя следовала известному правилу, что все земли, которые входили в её состав когда-либо, продолжают ей принадлежать. Но, конечно, об этой идеальной Империи Алексей мог только мечтать. Однако Фула, которую Анна не называет в списке тех земель, которые удалось отвоевать Алексею, продолжала поставлять Империи силу и верность. Уроженцы острова Фула, которых Анна называет “варягами», «варягами с острова Фула», «рассматривали свою верность Императорам и службу по их охране как наследственный долг, как жребий, переходящий от отца к сыну, поэтому они сохраняют верность Императоры» во всех обстоятельствах «и не» могли «даже слушать о предательстве». [5] Когда Анна находит «уроженцев острова Фула, которые состояли на военной службе у ромеев», но оказались в рядах вражеского войска, то находит для них оправдание в «обстоятельствах», которые вынудили их это сделать. [6] Слов упрёка для них она не находит. Византийские географы, говоря о Фуле, имели в виду Скандинавию, которая представлялась им островом. [7] Вполне возможно, что они знали, что Скандинавия — полуостров. Но роль, которую играла Фула в Империи, требовала, чтобы она была именно островом, поскольку остров из всех территорий обладает высшей определённостью, которая и является, видимо, источником силы и в любом случае верности. Так или иначе, но варяги сдержали все клятвы верности, данные им Империи, и исчезли вместе с ней. Империя пала в пятнадцатом веке. Из пятнадцатого века дошли и последние сведения о варягах. На своём острове они были викингами. Но о викингах Анна ничего не говорит.

[1] Анна Комнина. Алексиада. Перевод Я.Н.Любарского. Санкт-Петербург: Алетейя. Издание 3-е, исправленное и дополненное. 2010. Страница 146-я.

[2] Я.Н.Любарский. Комментарий. 695 — Здесь же, страница 486-я.

[3] Он же. Комментарии. 696. — Здесь же.

[4] Анна Комнина… — Здесь же, страница 146-я.

[5] Здесь же, страница 58-я.

[6] Здесь же, страница 290-я.

[7] Я.Н.Любарский. Комментарий. 260. — Здесь же, страница 430-я.

Comments are closed.