Источник

Tom Heywud. Liudi severa«Греческий путешественник Пифей из Массалии, который» отправился в «плавание по северным морям в 320 г. до н.э.», а в итоге совершил путешествие вокруг Европы, вошёл в историю не столько своими открытиями, сколько книгой «Об океанах», [1] в которой он коснулся состояния торговых путей в тогдашней Европе, которого в условиях острого соперничества морских держав касаться не стоило. Современники объявили Пифея выдумщиком, книгу его — фантастикой, и старательно её забыли. Между тем, Пифей, пусть невольно, сделал открытие, которое состояло в том, что существовали устойчивые морские и речные торговые пути по всей Европе. Сама по себе эта система была хорошо известна, во всяком случае, через Массалию британское олово и балтийский янтарь поступали в Средиземноморье. Но, может быть, Пифей слишком большое внимание уделили частностям. Пытаясь обойти запрет Карфагена на плавание через Гибралтарский пролив, он добрался до Бискайского залива по суше, где у одного из кельтских племён, а скорее всего у бретонских венетов, имя которых ласкает и русское ухо, арендовал парусный корабль, и отправился в Британию. Британию он тоже пересёк по суше, а затем, видимо, опять арендовал корабль и отправился в Фулу, которая находилась где-то недалеко от Тронхейм-фьорда. [2] Отсюда он отправился далее на север, пересёк Полярный круг, но затем вернулся на юг, вошёл в Балтийское море, исследовал месторождения янтаря, по рекам ли, по суше вышел к верховьям Дона, снова пересел на корабль и вскоре достиг греческих колоний в устье Танаиса. Здесь он был уже дома, хотя до Массалии, а это современный Марсель, какое-то время ещё предстояло ему плыть. Между тем, пути, по которым прошёл Пифей, существовали по крайней мере тысячу лет. Не в том смысле, что их не существовало и раньше, а в том, что это были пути, по которым шли янтарь, медь, олово и бронза. «Около 1800 г. до н.э. в Скандинавии появляются первые бронзовые артефакты». Ни меди, ни олова в Скандинавии в ту пору не добывали, и «скандинавы целиком зависели от импорта». [3] Янтарь, видимо, был товаром, на который менялись металлы. Пифей совершал обычную по меркам своего времени деловую поездку. Помимо добычи янтаря, его интересовало производство хлеба, а также, скорее всего, и людские ресурсы. Дело в том, что с тех пор как шесть тысяч лет назад, Скандинавию заселили земледельцы, она никогда не была целью миграций, но всегда их источником, не считая последних десятилетий современной эпохи: «эта земля оставила след в истории скорее как экспортёр населения». [4] Поскольку входили в Скандинавию люди одной культуры — шнуровой керамики, — а выходили кельты, германцы и славяне, Пифей мог интересоваться и темой народов. Мидгард, согласно преданиям, населённый скандинавами, поставлял воинов для Асгарда. Но поставлял он не только воинов. Все пути им открыты.

[1] Джон Хейвуд. Люди Севера: История викингов. Перевод Николая Мезина. Москва: Альпина-нон-фикшн. 2017. Страница 28-я.

[2] Здесь же, страницы 29-я и 30-я.

[3] Здесь же, страница 25-я.

[4] Здесь же, страница 32-я.

Comments are closed.