Скифы-металлурги

boris-rybakov-yazychestvo-slavianСледовало бы «отказаться от геродотовских наименований», вроде «скифов-пахарей», «скифов-земледельцев», которые уже ничего не прибавляют к нашему знанию о славянской истории, а обратиться к «драгоценной поправке», [1] сделанной Геродота, назвавшим земледельческие племена Скифии сколотами, за именем которых скрываются славяне, и в первую очередь, славяне-металлурги. Славяне, хотя возникают ещё в эпоху до освоения металлургии, осознают своё единство в связи с падением с неба «золотых предметов: плуга с ярмом, секиры и чаши», «объятых пламенем». Когда к предметам приблизился Колаксай, младший из царских сыновей, «пламя погасло и он отнёс золото к себе в дом». [2] Колаксай положил начало славянскому царству, единство которого основывалось на обладании металлургическим знанием. Колаксай овладел металлургией три с половиной тысячи лет назад. [3] Таков, видимо, и возраст металлургических сказок, которые не имея никакого отношения к мифам, а тем более противоборству славян со степью, вырастают прямо из древних технологических алгоритмов. Сказочный металлург Покати-Горох рождается в семье потомственных металлургов, из которой Змей, то есть расплавленный металл, похитил сестёр и братьев. Покати-Горох просит изготовить для него оружие, которое вряд ли могли изготовить простые земледельцы, но это не меч и не топор, а «железная булава», «кий» и «посох» «в 50 пудов», «в 150 пудов». «Получив булаву, богатырь пробует её и подбрасывает за облака. Булава летит несколько дней». Остывает, выдерживается. Затем он отправляется на поиски сестёр и братьев. «Змей» встречает металлурга «медным горохом, медными орехами, железным хлебом». Покати-Горох «уничтожает» какую-то «огромную колоду» и «железный брус», «выдувает ток», вступает в поединок со Змеем, «завершающийся тем, что с помощью своей булавы» «убивает Змея, освобождает сестру и братьев». [4] Другими словами, выплавляет металл. Описание плавки металла не требует ни упоминания «социальных различий, ни конных воинов» — «Покати-Горох бьётся пешим» — «ни специального воинского снаряжение», [5] отсутствие которых кажется теперь архаизмом. «Особенно интересно в этой сказке противопоставление меди железу, не встречающееся более нигде в других сказках. Продукты собирательства — горох, орехи — здесь медные, а продукты сельского хозяйства — бобы, хлеб — железные», [6] Покати-Горох застал смену медного века железным. Но из этого не следует, что он был участником битв между племенами, владевшими медным оружием, и племенами, владевшими железным оружием. Металлург участвует в вооружённых столкновениях, но опосредованно, через металл. Покати-Горох тоже мог участвовать в «первых конфликтах между пахарями-праславянами и скотоводами-кочевниками», когда у «южных соседей славян было бесспорное преимущество в изготовлении железа и железного оружия», [7] но как металлург. Его битва состояла в том, чтобы владея медью, овладеть железом. «Длительному бытования этой сказки способствовала», конечно, «стандартность и повторяемость самой ситуации», но связанной не с тем, что «отдельным удальцам удаётся освободить пленников» после очередного набега степняков, а с повторяемостью трех с половиной тысячелетнего металлургического производства.

[1] Борис Рыбаков. Язычество древних славян. — 3-е изд. — Москва: Академический проект: Культура. 2015. Страница 593-я.

[2] Геродот, цитата. — Здесь же, страница 588-я.

[3] Борис Рыбаков… — Здесь же, страница 594-я.

[4] Здесь же, страница 606-я.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же.

[7] Здесь же.

Comments are closed.