Центростремительная сила

Vladimir Shkerin. Ot tainogo obchestvaС.Д.Нечаев умел проникать в сердцевину событий. Пусть он не попал в центр декабристского заговора, но прикоснулся к ведущим его деятелям. Один из уральских корреспондентов в письме к нему отметил эту, возможно, главную черту С.Д.Нечаева, которая выявилась и во время его работы на Урале: «не будучи извещён о вашем здравии, я чрезвычайно боялся расстройства оного и самой опасности жизни, сопряжённой с посещением таких удалённых и уединённых мест, кучами блуждающих суеверов населённых, каковые Ваше Высокоблагородие в обязанность себе обозреть вменяете». [1] Корреспондент преувеличил опасность, но верно указал на стремление С.Д.Нечаева находиться как можно ближе к центру исследуемого явлени. Отсюда проистекал риск и не столько стать жертвой «воспалённых фанатизмом суеверия таватуйцев», [2] сколько подвергнуть опасности своё имя. Так его подозревали не в исследовании, а в участии в декабристском заговоре. Впрочем, от этого подозрения он не стремился особенно избавиться, поскольку оно немало способствовало его успехам. Однажды он оказывается участником собрания «литераторов, поэтов, учёных и отличных любителей словесности», решивших отпраздновать «благополучное окончание» Николаем Гречем «Грамматики». «Никогда не видывано прежде подобных явлений, чтобы столько умных людей, собравшись вместе и согрев головы вином, не говорили, по крайней мере, двусмысленно о правительстве и не критиковали мер оного». [3] «Политическую идиллию» «подпортил» некий автор довольно двусмысленных куплетов, подхваченных всеми участниками собрания, — А.С.Пушкин с восторгом повторял строчки из них, — имя которого стало известно только в конце века — С.Д.Нечаев. [4] Разумеется, С.Д.Нечаев не находился в центре событий всё время. Ф.В.Булгарин, хорошо различил два состояния, в которых мог пребывать С.Д.Нечаев, обычное и исследовательское. В обычной жизни С.Д.Нечаев «человек смирный и, как слышно, добрый. Он пишет плохие стихи и плохую прозу». «Он человек достаточный и живёт хорошо». «О нравственности Нечаева отзываются весьма хорошо все знающие его. Говорят так же, что он весьма скромен и характера миролюбивого. Никто не слыхал из его приближённых, чтобы он дурно относился о правительстве». [5] Правительство согласилось с этой характеристикой, произведя С.Д.Нечаева в коллежские советники, а это «то же, что в армии полковник». [6] Но как только С.Д.Нечаев снова оказался в центре заговора, составившегося на этот раз для издания политической газеты, как Ф.В.Булгарин немедленно меняет своё мнение о нём, припоминая ему декабристов. [7] Ф.В.Булгарин, конечно, ревниво относился ко всем издательским проектам, могущим составить соперничество его изданиям, но при этом нельзя не видеть, что характеристики, которые он даёт С.Д.нечаеву относятся к разным родам жизни — обычной и заговорщической. В жизни С.Д.Нечаев был ясен и на виду. В заговорах — тёмен и в самой их середине.

[1] Феоктист Улегов, цитата. — Владимир Шкерин. От тайного общества до Святейшего Синода: декабрист С.Д.Нечаев. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета. 2005. Страница 253-я.

[2] Он же. — Здесь же.

[3] М.Я. фон-Фок, цитата. — Здесь же, страницы 263-я и 264-я.

[4] Владимир Шкерин… — Здесь же, страница 265-я.

[5] Ф.В.Булгарин, цитата. — Здесь же, страницы 2251-я и 252-я.

[6] Владимир Шкерин… — Здесь же, страница 252-я.

[7] Ф.В.Булгарин, цитата. — Здесь же, страница 261-я.

Comments are closed.