Янычарские души

Vladislav Baiats. Hamam BalkaniaУ янычар две души. За одной душой присматривает Аллах, за другой — Бог. «Так Аллах или прежний Бог (или оба одновременно) спасал и их от собственного безумия». «Хорошо обученные», они «преодолевали все границы храбрости и с одинаковой страстью бросались как в бой, так и в смерть». «Такое поведение одновременно и спасало их, ощутив такой порыв, противник ослаблял сопротивление». [1] Победы османского войска, как и всякие прочие победы, покоились не столько на храбрости янычар, сколько на техническом, а там и культурном превосходстве. В столкновении на «болотистом Мохачском поле» «венгерская тяжёлая» конница была за каких-то два часа уничтожена османской артиллерией, не успев даже войти в соприкосновение с конницей османов. [2] Победы османов длились до тех пор, пока они не утратили культурного превосходства над своими противниками. Частью превосходства были две янычарские души, которые, впрочем, однажды тоже исчезли. Но пока они соединялись в одном теле, из них происходила «преданность султану», «желание беззаветно служить» ему, вызванные как будто тем, что «у них не существовало корней, семей и любых других причин, чтобы жить». [3] Но, поскольку они были христианами по своему происхождению, то, значит, беззаветная преданность их была вызвана тем, что у них, после всех лишений, осталась душа, за которой присматривает Бог. У ревности янычар к султану был недостаток: «если требовалось беспрекословное подчинение, то надо было рассчитывать и на риск, время от времени возникающий при таком безоговорочном послушании». [4] Янычары, другими словами, требовали от султана такой же ревности к себе, какую испытывали к нему. «Их успокаивали деньгами, золотом или чем-то подобным», [5] но отсюда не следует, что они понимали верность только как вещественную взаимность, и многие великие визири испытали не раз убеждались в этом. Душа, за которой присматривал Аллах, проявлялась в ревности янычар к неверным, которая была подчас так непомерна, что султанам приходилась ограничивать её лично. «Стремясь как можно быстрее, увереннее и легче сделать карьеру, некоторые из них становились более преданными Аллаху, нежели настоящие османы». [6] И это тоже был риск. И его тоже можно было избежать при помощи золота, но оно так же не исчерпывало всего риска, поскольку речь шла о душе. Две души двигали империю, её культуру и были условием её военных побед. Кажется, что две души не были следствием естественного порядка вещей, но только волевых имперских решений. Империя в поисках источником движения стремится к разделению всего, что попадает в поле её зрения, порождая и те из них, которые будут направлены против неё, как это случилось с разделёнными «на две половины» сербами. [7] Но, несмотря на эту опасность, империя не может отказаться от миссии разделения.

[1] Владислав Баяц. Хамам «Балкания»: роман и другие рассказы. Перевод Василия Соколова. Санкт-Петербург: Лимбус Пресс: Издательство К.Тублина. 2017. Страница 80-я.

[2] Здесь же, страница 82-я.

[3] Здесь же, страница 80-я.

[4] Здесь же, страница 81-я.

[5] Здесь же, страница 80-я.

[6] Здесь же, страница 81-я.

[7] Здесь же, страница 82-я.

Comments are closed.