Признаки Византии: мальчик

Anna Komnin. AleksiadaТам, где мальчик — Византия. Когда отец мальчика был «свергнут с трона», мальчик «добровольно снял с себя красные башмаки и надел обычные черные». Однако тот, кто «взял скипетр» у его отца, приказал мальчику «снять черные башмаки и надеть обувь из пестрых шелковых тканей». Император «как бы совестился юноши и отдавал должное его красоте и роду. Он не хотел, чтобы башмаки» мальчика «целиком блистали багрянцем, но допускал, чтобы багрянцем цвели отдельные кусочки». Когда же тот, кто свергнул его отца, в свой черед был свергнут Алексеем Комнином, мальчик получил «скреплённый красной подписью и золотой печатью документ о том, что» он и его мать «будут находиться в безопасности, и, более того, что» он «станет царствовать вместе с Алексеем, будет обут в красные башмаки, получит венец и его вместе с Алексеем провозгласят Императором». «Башмаки из шелковой ткани, которые он носил до этого», с него сняли и «дали ему красные». [1] Между тем, «он был красивым мальчиком». «Был он белокур, с молочно-белым лицом, на котором кое-где проступал румянец, и напоминал недавно распустившийся бутон розы. Глаза у него были не белесые, а подобны ястребиным: как из золотой оправы сверкали они из-под бровей. Многочисленные прелести мальчика доставляли смотрящим на него великую усладу, его красота казалась не земной, а небесной, и всякий, кто бы не взглянул на него, мог сказать, что он таков, каким рисуют Эрота». [2] Считается, что почти все детали портрета мальчика можно найти «у древних романистов», [3] но из этого не следует, что мальчика не было. Мальчик призвал романистов. «Примечательно, что эти черты древнего романа возродились именно в» двенадцатом «столетии» [4] — когда как раз возникла потребность в портрете мальчика. Портрет мальчика не был потребностью империи, которая и не желала его, но возник из частного стремления сохранить память о нём: «в младенчестве Анна», дочь Алексея и будущий историограф времени своего отца. «была обручена» с мальчиком и, «согласно византийскому обычаю, воспитывалась у матери жениха, которая очень любила Анну и посвящала её во все тайны» истории. [5] «Юная Анна готовилась стать императрицей, ибо её малолетний жених был усыновлён Алексеем и должен был занять престол после его смерти. Однако в императорской семье появился сын», мальчик «был лишён императорского достоинства и вскоре умер». [6] Анна через некоторое время вступила в новый брак, который оказался счастливым, но у её мужа не было желания занять трон, хотя возможность такая ему представлялась, но он уклонился от неё. Память о мальчике никогда не оставляла Анну. Может быть, потому, что её никогда не оставляла мечта об империи. Мечта детская и несбывшаяся, но приведшая к тому, что мальчик слился с этой мечтой.

[1] Анна Комнина. Алексиада. Перевод Я.Н.Любарского. Санкт-Петербург: Алетейя. Издание 3-е, исправленное и дополненное. 2010. Страница 73-я.

[2] Здесь же, страница 66-я.

[3] Я.Н.Любарский. Комментарий. 287а. — Здесь же, страница 433-я.

[4] Здесь же.

[5] Я.Н.Любарский. Предисловие. — Здесь же, страница XIV-я.

[6] Здесь же.

Comments are closed.