Ум против тайного общества

Vladimir Shkerin. Ot tainogo obchestvaОценивая «нечаевские представления и даже заблуждения», высказанные в «сочинениях» «о старообрядчестве и сектантстве», «с точки зрения соответствия или противоречия установкам Союза благоденствия», [1] можно подумать, что С.Д.Нечаев всё-таки имел прикосновение к тайному обществу как подлинный и искренний его приверженец, а не сторонний исследователь и разрушитель, но эта надежда быстро тает по мере углубления в его труды. Его аналитический ум губителен для всякого замкнутого в себе знания, отношение к фактам, несмотря на то, что это факты общественные, могущие повлиять на положение тех или других лиц, в том числе и на его собственное положение, холодное, словно это явления природы, вера в авторитеты для него не существует, а без неё к тайному обществу не примкнёшь. «Последователи беспоповщины, чураясь священства», «руководствуются в мнениях и богослужении наставниками и наставницами, каковыми назначают произвольно из среды своей тех, кои отличаются или набожностью своею или некоторою начитанностью в старых книгах, а большею частью людей смышлёных, умеющих подчинять своему влиянию прочих из видов ли некоторого прибытка или для удержания за собой общего уважения». Но только «в редких местах они составляют общества». «Не имея никакого прочного основания или общей точки соединения», они «разделяются на многочисленные отрасли, которые с точностию исчислять тем труднее, чем» «мелочнее отличия превратных их понятий». А в мнениях своих они дробятся «до бесконечности», обращаются в «хаос», который «тем труднее разобрать, что нередко последователи некоторых сект» «не знают назвать ту, к которой принадлежат». [2] Между тем, имя каждой секты, дошедшей до предела в своём дроблении, известно — имя ей Я. Каждый сам себе секта. Но я не только не может составить тайного общества, если не брать его в качестве иносказания тайны вообще, но с приложением к нему ума, подобного нечаевскому, продолжит делиться и дальше. Разумеется, речь идёт не о том, что тайных обществ не существует, а о том, что ум С.Д.Нечаева устроен таким образом, что его сложно использовать в тайном обществе, но хорошо им эти общества исследовать и разрушать. Тайна общества, подвергнутая дроблению, выходит на поверхность. Движителем его выступает просвещение, понимаемое, правда, как книжное знание, которое каждый вправе истолковывать по своему. Общество, в котором из-за опаски дробления большая часть членов «совершенно не ведает оснований своей веры», как это свойственно по утверждению С.Д.Нечаева «большей части крестьян греко-российского исповедания», [3] не может быть даже обществом, поскольку «большая часть» этих крестьян «могут почитаться не принадлежащими ни к какой церкви, так что первое, что в вере услышат от кого бы то ни было, принимают с жадностью за истинное». [4] А это значит, что С.Д.Нечаев подвергает сомнению даже авторитет церкви. Нельзя унять такой ум. А тайна только раззадоривает его.

[1] Примечание 1. — Владимир Шкерин. От тайного общества до Святейшего Синода: декабрист С.Д.Нечаев. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета. 2005. Страница 219-я.

[2] С.Д.Нечаев, цитата. — Здесь же, страница 221-я.

[3] Здесь же, страницы 223-я и 224-я.

[4] Здесь же, страница 224-я.

Leave a Reply