Путешествие, но не дилетанта

Vladimir Shkerin. Ot tainogo obchestva«Вероятно, С.Д.Нечаев был обеспокоен тем, что его отъезд из Москвы», когда движение декабристов было только что разгромлено, а он как раз числился в декабристском Союзе благоденствия, «похож на бегство». [1] Во всяком случае похож на бегство с разрешения высшего начальства — начальника Главного штаба Его Императорского Величества и московского генерал-губернатора. Разрешить такое противоречие не представлялось возможным, но С.Д.Нечаев прибегнул к тайному путешествию на Урал. Его направили в распоряжение графа А.Г. Строганова, который вёл в Екатеринбурге особое следствие, но с отдельным поручением — он должен был, действуя «без малейшей огласки», исследовать старообрядческие общества. [2] Однако фигура С.Д.Нечаева, утверждавшего, что он занят только «осмотром замечательных мест и заводских учреждений из одного любопытства и для собрания разных статистических сведений», [3] немедленно привлекла к себе внимание пермского губернатора. Письма, получаемые С.Д.Нечаевым, хотя «не по чину было провинциальному губернатору вскрывать письмо из канцелярии московского генерал-губернатора», [4] были немедленно вскрыты. С.Д.Нечаев язвил губернатора: «весьма сожалею, что сей незначущий конверт причинил вам некоторое беспокойство и утвердительнейше прошу вас, милостивый государь, не сомневаться в моей» «полной уверенности, в которой я остаюсь навсегда, что он не мог быть иначе вскрыт, как по одной только нечаянности». [5] Но его путешествие перестало быть тайной для пермской гражданской администрации. Между тем, С.Д.Нечаев слежку, которую установил за ним пермский губернатор, заметил только в Екатеринбурге. [6] И этого довольно для того, чтобы думать, что губернатор к этому времени уже знал о поручении, которое получил С.Д.Нечаев. Для Екатеринбурга значение С.Д.Нечаева стало ясно, как только он встретился с графом А.Г.Строгановым, и с некоторыми чиновниками горного округа. Они, конечно, ничем помочь ему не могли: «веротерпимость предыдущих царствований не способствовала повышению интереса горной администрации к вопросу о конфессиональной принадлежности заводских работников. Горные чиновники могли выполнять роль лишь второстепенных информаторов». [7] Екатеринбургские старообрядцы заметили в С.Д.Нечаеве «какого-то особенного человека», «человека тонкого, проницательного», который «всё смотрит, везде ходит, и даже по кельям — для чего? — не знают», но который, однако, «не сам приехал, а послан». [8] Имя его вскоре стало им известно. Впрочем, С.Д.Нечаеву удалось купить, что было частью поручения ему данного, несколько книг и рукописей, «объясняющих основания их секты», [9] жизнеописания и полемические заметки, некоторые прямо у авторов. Потратив немало двести рублей ассигнациями. Тайное путешествие С.Д.Нечаева не удалось. Общество, в которое он попал, на всех уровнях, быстро и надёжно отсеивало чужаков. Но С.Д.Нечаев не был наивным человеком. Именно такое путешествие ему было нужно — тайное бегство, о котором всем хорошо известно. Урал с его особым устройством подходил для него лучше других краёв.

[1] Владимир Шкерин. От тайного общества до Святейшего Синода: декабрист С.Д.Нечаев. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета. 2005. Страница 153-я.

[2] С.Д.Нечаев. План исследования о возникших в Пермской губернии расколах. — Здесь же, страница 159-я.

[3] Здесь же, страница 160-я.

[4] Владимир Шкерин. — Здесь же, страниц 178-я.

[5] Здесь же.

[6] Здесь же, страница 175-я.

[7] Здесь же, страница 173-я.

[8] С.Д.Нечаев. — Здесь же, страница 168-я.

Comments are closed.