Первые войны

Skazki i predaniia nganasanОснование войны есть война. То, что называется причиной войны, только один из приёмов войны. — способ поднять свой дух и укротить дух противника. Война есть проявление силы, которая ищет другую силу для того, чтобы осуществиться: «мы, юраки, всегда сильных ищем». [1] Вот причина войны с богом Дёйба-нгуо, в которую вовлеклись нганасаны. Воевать они не хотели. Земля, женщины и олени у них были. Силы, которая хотела бы прийти через них в этот мир, ещё не родилась. Желания жертвовать собой ради народа тоже не было: юракам нужен передовщик в тундре. «Не пойдёшь, нас юраки убьют». — «Ну пусть». «Я не хочу. Пусть воюют, мне дела нет». [1] Тем не менее двое из нганасан отправляются с войском юраков на поиски Дёйба-нгуо. Мать даёт одному из них наставление: «Плохое дело. Надо идти. Юраков ты там бросишь и вместе с Дянгу», то есть Дёйба-нгуо, «держись. Тогда живой будешь. Дянгу всех всё-равно побьёт. Никто его не догонит. Ты объясни, что поможешь ему». [2] Дёйба-нгуо тоже не хочет воевать. У него есть необходимость проявить силу в споре с другими богами, но сила человека ему хорошо известна. Однако сила юраков требует осуществления, а точнее, меры и Дёйба-нгуо осаживает её. Поднял пургу и вместе с двумя нганасанами, которые перешли на его сторону, расправился с юраками: «Только баб оставили. Бабы просят: — Мы не виноваты, потому что бабы». [3] Никто не виноват — у войны нет причины. Дёйба-нгуо призывает ещё юраков и снова одерживает на ними верх. Победил он и их шамана. «Всех так одолел». [4] Трофеев он не брал — у него всегда было только тридцать оленей — ни больше, ни меньше — сколько-то земли, и ничего больше. «Потому что Дёйба-нгуо, что у него своего народа нет. Век один живёт». [5] Чистая, никакими человеческими обстоятельствами, не замутнённая сила. Затем, когда появились причины, например, богатство, воспоминание о том, что война сама себя оправдывает, проявлялось в поединке богатырей: «если все слабые люди будут воевать — это напрасно. Надо нам двоим сражаться. Напрасно зачем людям умирать». И в самом деле, «что в этом худого? Пусть так будет». [6] А когда богатырь побеждает, и он может взять у побеждённых все, что ему угодно, сила, которая пришла через него в мир, заставляет его быть очень сдержанным: «грузовые женские санки осмотрел. В одной санке полно было всякого живота. Из оленей два лучших быка поймал и к этой санке привязал». Затем, правда, «самых лучших четырёх яловых бангаев поймал». [7] И всё. Последний акт последней войны. Юраки больше не возвращались. К ним никто не ходил. Они знают, что у нас есть богатыри. Мы знаем, что у них есть богатыри.

[1] Дянгу. — Мифологические сказки и исторические предания нганасан. Москва: главная редакция восточной литературы издательства «Наука». 1976. Страница 62-я.

[2] Здесь же, страница 63-я.

[3] Здесь же, страница 65-я.

[4] Здесь же, страница 66-я.

[5] Здесь же.

[6] Силач Сангуды. — Здесь же, страница 166-я.

[7] Здесь же.

Comments are closed.