Творите, братья!

Vladimir Shkerin. Ot tainogo obchestvaПоездка русского поэта на Кавказ непременно поднимает водную тему, но поездка Степана Дмитриевича Нечаева в Кисловодск в 1823 году вызвала в его творчестве целую речную феерию, которая требует объяснения, поскольку воды были для него только предлогом. Исследователи даже не вполне уверены, прошёл ли он курс лечения, хотя, конечно, у врачей побывал. В остальном его поездка была довольно странной для «гражданского чиновника, находящегося в отпуске», [1] достаточно сказать, что не один раз ему приходилось прибегнуть к защите казаков, чтобы, например, посетить «противоположный берег бурного Терека». [2] И Терек, разумеется, стал героем стихотворения: «Я посетил обширный сад По долам Терека цветущий». [3] Возвращаясь домой он отправился кружным путём через Моздок, Кизляр, Астрахань и Сарепту и, конечно, заговорил «о любимой русской реке Волге»: «…царица рек обилие зыбей Вращает медленно широкими браздами, Чтоб данью, собранной от снеговых вершин Валдая, Веси и Рифея Зной лютый утолить полуденных вершин». [4] Ожидая «возвращения на родные донские берега», а он уроженец Данкова, он пишет: «Где тихий Дон, свою оставя колыбель Струями плещется, как счастливый младенец — Где в юности моей, брегов его владелец, Я в первый раз прижал пастушечью свирель К устам…» [5] Но главное свое кавказское стихотворение он посвятил ручью Улькуш: «Ты в юности мечтал счастливой, Преодолев вражду препон, Великолепное теченье Рекой широкой простирать И дальних стран благословенье В маститой старости пожать». [6] Но Улькуш должен отдать свои воды другим рекам, а с ними как будто и своё имя. Но поэт уверяет, что «…мрак забвенья Не будет участью твоей: В священный час уединения, Беседуя в тиши ночей, Ты разделил свои печали С Егокой», — то есть с поэтом, поскольку «под сиим именем горские народы разумеют своих бардов» — «Русской стороны», и обещает, что «Улькуши имя пронесётся На отдалённых берега, И стон твой тихо отзовётся Во всех чувствительных сердцах». [7] Возможно на образ Улькуша повлияло знакомство поэта с Шором Ногмовым лингвистом, составителем первой кабардинской азбуки и грамматики и тоже поэтом, но в общем речная тема, захватившая С.Д.Нечаева, происходит, видимо, из сближения «рек» и «народов», которое однажды в его стихах проявилось, во всяком случае народы по его мнению обретают жизнь посредством рек: «Твой грозный царь, Эльбрус великолепный», у ног которого «кипит вражда», «глядит с спокойством неизменным На пагубу племён, которым жизнь даёт Шумящими со скал его реками». [8] Река — народ, и дальше — язык и поэзия. И значит, можно составить представление о том, какого рода водами интересовался поэт на Кавказе. Искал собратьев.

[1] Владимир Шкерин. От тайного общества до Святейшего Синода: декабрист С.Д.Нечаев. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета. 2005. Страница 90-я.

[2] С.Д.Нечаев, цитата. — Здесь же.

[3] Он же, цитата.- Здесь же, страница 90-я.

[4] Он же, цитата. — Здесь же, страница 92-я.

[5] Он же, цитата. — Здесь же, страницы 92-я и 93-я.

[6] Он же, цитата. — Здесь же, страница 86-я.

[7] Он же, цитата. — Здесь же.

[8] Он же, цитата. — Здесь же, страница 66-я.

Comments are closed.