Чайник

1-gennadij-gor-korova-1Наблюдатели с точки зрения объекта наблюдения делятся на две части: первые, назовём их идеальными наблюдателями, никак себя в отношении объекта наблюдения не проявляют. Наблюдаемый в этом случае считает, что за ним не наблюдают, что вообще нет причин за ним наблюдать, и, кроме того, что у тех, кто захотел бы это делать, просто нет возможности наблюдать, когда, например, он запирается у себя в квартире. Идеальным наблюдателем в этом случае становится электрический чайник, обладающий сознанием и  чувствами, хотя и зависящий от своеволия наблюдаемого, на который, впрочем, можно воздействовать, поскольку чайник обладает едва уловим, но голосом, пусть этот голос никто не осознаёт: «ты слышишь? Как будто что-то звякнуло, словно в шкафу зазвенела посуда». [1] Или даже: «А чайник-то гудит». «Поёт как самовар». [2] Гудит чайник, а не наблюдатель. Наблюдатели второго типа, назовём их неидеальными наблюдателями, не только заметны для объекта наблюдения, но прямо настаивают на том, что они могут знать не только то, где объект находится, что он делает, что говорит, но даже то, как наблюдаемый выглядит под одеждой и какие процессы происходят в его организме, и многократно предоставляют наблюдаемому данные своего наблюдения, чтобы убедить его во всеобъемлющем характере наблюдения. Наблюдатель не может наблюдать только то, что находится в Австралии, но тому, кто хотел бы избавиться от его наблюдения, до Австралии ещё надо добраться. В случае попадания под наблюдение этого рода объект несколько раз меняет своё отношение к наблюдателю от первоначального восторга перед возможностями науки и техники, вызванного тем, отчасти, что уж он-то не может быть объектом наблюдения, до унизительной и ужасающей мысли, что малейшие и самые тайные проявления его жизни известны теперь постороннему глазу, что он подопытное животное, и дальше — до почти смирения и принятия наблюдателя: «Ну и чёрт с ним», «пусть смотрит, если он такой обыватель». [3] Поскольку цель наблюдения не раскрывается ни в одном случае, а цель, которая могла бы его оправдать — это только «благо науки», [4] то наблюдатель предстаёт в конце концов человеком безнравственным, нахалом, [5] обывателем и становится наконец безразличен. Правда, между наблюдаемым, который уверен в том, что за ним не наблюдают, и наблюдаемым, который точно знает, что он под контролем, есть немало людей, на которых чувства наблюдаемых нисходят время от времени: «у меня такое чувство, что не я рассматриваю картины. А кто-то рассматривает меня». [6] Но наблюдатель, если не считать самого наблюдения, в жизнь не вмешивается. Жизнь меняется, как бы сама собой, под действием одного только знания, что наблюдатель присутствует. В том числе это должен знать и сам наблюдатель. За ним наблюдает электрический чайник небесный.

[1] Геннадий Гор. Чайник, рассказ. — Геннадий Гор. Корова: роман, рассказы. Предисловие Андрея Битова. Москва: Издательство Независимая Газета. 2001. Страница 401-я.

[2] Здесь же, страница 405-я.

[3] Геннадий Гор. Муж, рассказ. — Здесь же, страница 438-я.

[4] Здесь же, страница 428-я.

[5] Здесь же, страница 435-я.

[6] Здесь же, страница 430-я.

Comments are closed.