Радиократия: ограничения

Zeev Bar-Sella. Aleksandr BeliaevУм, опыт и интересы человека стоят на его страже. Мозг человека позволяет радиократии существовать, но значительно её ограничивает, поскольку не только обеспечивает возможность передачи мыслей минуя слышимую речь, но хранит личность человека. Мысль, которая транслируется непосредственно в мозг, воспринимается человеком как собственная, но до тех пор, пока она не столкнётся с опытом, накопленным человеком ранее, с логикой его ума или с той выгодой, за которой человек следует. Человеческое сознание можно обойти. Радиократия маскирует свои приказы под «внутренний голос» и даже под внутреннее невербальное побуждение, но, тем не менее, присутствие человеческого сознания смущает её. «Так называемая «мягкая» дрессировка по Дурову предусматривает непременное предварительное «обезболивание», [1] которое должно понимать как ослабление сознания, которым животное обладает, и подчинение его человеку, но, однако, не уничтожение его. Животные, ставшие жертвами «телепатической охоты», [2] “мирно спят», «даже не подозревая о тайниках их подсознательной жизни, куда сила человеческой мысли загнала всё, что было в них страшного и опасного для окружающих». [3] Смерть в условиях радиократии понимается как подчинение личного сознания человека какому-то другому сознанию, но смерть подчинённого личного сознания всё равно в полном смысле не наступает. Изобретатель Штирнер, герой романа Александра Беляева «Властелин мира», проиграв войну русском радиократам, «внушает себе забвение собственной личности, становится Штерном и навсегда уходи из дома». [4] В случае необходимости сознание Штирнера является из-под спуда сознания Штерна, но только по знаку управляющего им русского учёного. Однако прошлое сознание продолжает существовать. На страже человека стоит и объём личности. Одно сознание может поглотить другое сознание, но обычно для этой операции требуется несколько, если не множество сознаний. Человек, рискующий подчинить себе сознание других, видит, что «объём личного счастья человека слишком мал, чтобы вобрать в себя всю массу возможностей», [5] а попытка подчинить себе эти возможности приводит к тому, что человек оказывается «в одиночестве», «в ужасной железной клетке общественной изоляции». [6] Радиократия невозможна как власть меньшинства, а тем более одиночки, над большинством, но зато она хорошо себя проявляет как власть большинства над меньшинством. И даже как способ борьбы с военным противником. «Мы убьём господ», «и убьём не физически, а только часть их сознания. Мы совершенно изменим их личность, и они будут нам совершенно не страшны. Неплохо, если они поработают на шахтах, — нам нужно много угля». [7] Солдаты враждебных армий тоже получат новое сознание. Но в мире, пусть он не знает ещё телепатического оружия, радиократия трудящихся сама является меньшинством. Мир переделает её на свой манер. А пока держи радиоприёмники и радиопередатчики подальше от своей головы. И хранит тебя Господь!

[1] Зеев Бар-Селла. Александр Беляев. Москва. Молодая гвардия. 2013. Жизнь замечательных людей: выпуск 415. Страница 207-я.

[2] Александр Беляев, цитата. — Здесь же, страница 206-я.

[3] Он же. — Здесь же, страница 207-я.

[4] Он же. — Здесь же, страница 200-я.

[5] Он же. — Здесь же, страница 209-я.

[6] Он же. — Здесь же, страница 210-я.

[7] Он же. — Здесь же, страница 204-я.

Comments are closed.