Записки из подполья

Zeev Bar-Sella. Aleksandr Beliaev“Подпольщиком» называется не тот, кто сидит в подполье, а тот, кто ведёт подпольную борьбу». [1] Но если речь идёт о рассказе Александра Беляева «Среди одичавших коней», изданном в 1927-м году с подзаголовком «Необычайные приключения подпольщика», то под словом «подпольщик» нужно понимать именно человека, который сидит в подполье. Под поверхностью земли. Главный герой рассказ, красный агитатор, отправленный на работу в Крым, заболевает, а когда выздоравливает, обнаруживает, что власть сменилась с красной на белую. Он спасается в горах, в пещере, вокруг которой бродят лошади. Но «это уже не были привычные домашние животные! Это были дикие звери, враждебные человеку». [2] На первый взгляд враждебность лошадей к человеку вызвана современными событиями — «люди виноваты», «создали в Крыму новый промысел» — «охота за одичавшими лошадьми». [3] Однако тип воображения, которым владел Александр Беляев, а это воображение писателя-фантаста, указывает скорее на то, что лошади «как будто мстили» человеку «за тысячелетия рабства, за безропотный труд, молчаливые страдания и незаслуженные обиды». [4] Восстание лошадей — это восстание природных сил, которые человек приручил, но утратил над ними власть. Подпольщик не знает, что восстать могут и недра, но из пещеры бежит. То оправдание, которым он пользуется, будто «его неудержимо потянуло к привычным опасностям революционной жизни», и поэтому он устремился туда, на север, к своим — во что бы то ни стало», [5] не должно вводить в заблуждение. В другом рассказе 1927-го года — «Над бездной» — говорится уже о восстании недр в ответ на научный эксперимент. Профессор Вагнер, уединившийся на своей даче в Крыму «пообещал продемонстрировать необычайный эксперимент — заставить земной шар вращаться быстрее обычного. И действительно заставил!» [6] Следствия эксперимент имел катастрофические. Начались они с того, что стала летать утварь, а закончились тем, что «люди, лишённые тяжести, начали падать вверх», «центробежная сила» сорвала «воздушную оболочку земного шара», профессор наблюдает за гибелью планеты через иллюминатор «подземного убежища», пока не лопнуло стекло и он не упал в бездну вместе с рассказчиком. [7] Остров Врангеля, на котором до последней минуты работает радиостанция, является иносказанием для Крымского полуострова. Но опыт жизни писателя в Крыму начала двадцатых годов имеет подчинённое значение. Наука, в том числе наука об обществе, не только стала символом подчинения природы человеку, но и сама сделалась стихией: «смотрите на это, как на стихийное бедствие». [8] Нравственность — тоже сила, но стихию она не остановит. Надежду на спасение от экспериментов профессора Вагнера можно получить в подземельях. Но не в метафорических — в самых настоящих.

[1] Зеев Бар-Селла. Александр Беляев. Москва. Молодая гвардия. 2013. Жизнь замечательных людей: выпуск 415. Страница 151-я.

[2] Александр Беляев. Среди одичавших коней. Необычайные приключения подпольщика: рассказ. — Здесь же, страница 147-я.

[3] Он же. — Здесь же, страница 148-я.

[4] Он же. — Здесь же, страница 147-я.

[5] Он же. — Здесь же, страница 148-я.

[6] Александр Беляев. Над бездной: рассказ. — Здесь же, страниц 141-я и 142-я.

[7] Он же. — Здесь же, страницы 142-я и 143-я.

[8] Он же. — Здесь же, страница 142-я.

Comments are closed.