Порядок

Gerbert Rid. Zelenoe ditiaМы не знаем «основных принципов мироздания», «подземного мироздания», поскольку речь идёт о мирах, запертых в толще горных пород. И это мешает нам достигнуть мудрости. А достаточно только усвоить «центральное понятие» из этих принципов, именно «представление о Порядке, противоположном Беспорядку». Противополагание, впрочем, излишне, поскольку «существует лишь Порядок — Беспорядка нет и не может быть». «Беспорядок же — это пустота». [1] Существует представление о Беспорядке, но порождено оно неверными чувствами — «производные нашего тела, они создают иллюзию индивидуальности», — в то время как «единственно верное чувственное восприятие — то, что являет нам в каждой детали неизменный Порядок». [2] Порядок является и критерием мысли: «мысль есть ничто иное, как Порядок, ибо она есть воплощение мысли о Порядке. Любая другая мысль такой не является — она, по определению, абсурдна». [3] Порядок отвергает представление о Времени «как субстанции», [4] поскольку «порядок статичен, неизменен и в каждой точке равен самому себе», [5] а время временно, и «с кристаллизацией последней частицы органической жизни исчезнет и ощущение времени». [6] В практическом смысле мы допускаем существование движения, но движения строго упорядоченного. Человек движется внутри иерархии от ступени беззаботной юности через ступени ремёсел и наук, мудрости и судей к пещерам уединения. Он проходит не все эти ступени, но только в указанном порядке. В конце своего пути всегда обращается в кристалл. Детство находится за пределами иерархии. И возможно, только о нём можно сказать, что это жизнь, которая подобна «облачку тёплого пара, поднимается оно от земли, плавает в воздухе, потом столкнувшись с более холодной поверхностью скалы, превращается в водяные капли. Вода, в свою очередь, изменяя форму, отвердевает на толще камня». [7] Мы живём, пока парим. Звук тоже подчинён Порядку. Движение животных строго упорядочено. Птицы летают, вращаясь вокруг своей оси, и возвращаются всегда туда, откуда вылетели. Другими, и «единственными представителями фауны в этом подземном мире были змеи-веретеницы да ещё громадные жуки, размером с черепаху». [8] Все живые существа — птицы, змеи и черепахи — были ручными. Упорядоченными. Мудрецы, уединяясь в пещерах, «в качестве компаньонов» брали с собой или змей или жуков на выбор. Представление о кристаллическом порядке и устойчивом круговращательном движении должно было породить представление о струнах, скрепляющих Порядок. Во всяком случае «главным инструментом» «прядильщиков и ткачей» служит «веретено, тонко выточенное из цельного хрусталя — гранёная отшлифованная игла, посередине которой крепился диск из дымчатого стекла или халцедона: он придавал вращению веретена скорость и устойчивость». [9] Веретено, кристаллы, звук и струны явлены ремесленникам и учёным. Мудрецы справедливо полагают, что следует говорить о Порядке, а не о явлениях. Следуя Порядку, они стали Мудрецами. И Судьями.

[1] Герберт Рид. Зелёное дитя: роман. Перевод Натальи Рейнгольд. Предисловие Пирса Пола Рида. Москва: б.с.г.-пресс. 2004. Страница 279-я.

[2] Здесь же, страница 280-я.

[3] Здесь же, страницы 279-я и 280-я.

[4] Здесь же, страница 277-я.

[5] Здесь же, страница 279-я.

[6] Здесь же, страница 277-я.

[7] Здесь же, страница 281-я.

[8] Здесь же, страница 275-я.

[9] Здесь же, страницы 267-я и 268-я.

Comments are closed.